LXXXIV - Завещание - Жан Мелье

ОГЛАВЛЕНИЕ


LXXXIII. [Картезианцы заблуждаются, путая бесконечное бытие с бесконечно совершенным существом, которого в действительности нет]


LXXXIV

Но, скажут наши богопоклонники, необходимо по крайней мере, чтобы движение материи и всех ее частиц было руководимо, регулируемо и направляемо верховным всемогуществом и высшим разумом, так как совершенно невозможно, чтобы столько прекрасных произведений, с такой правильностью и с таким мастерством построенных и составленных, получились и пришли в тот порядок, в каком они находятся, благодаря лишь слепому движению и случайному скоплению частиц материи, слепой и лишенной разума.

На это я отвечаю: 1) очевидно, что всегда есть бесконечное множество частиц материи, которые находятся в движении и которые движутся во всех направлениях отдельными и неправильными движениями, причем одновременно они подхватываются и общим движением всей массы материи известного объема или значительного протяжения, вынужденной двигаться по окружной линии за невозможностью, как я уже заметил, продолжать свое движение по прямой линии. Ибо все пространство заполнено подобной материей, не успевающей удалиться с пути, чтобы дать место другой массе, а поэтому невозможно, чтобы вся эта масса частиц, движимых таким образом, не смешивалась и чтобы многие частицы при этом не встречались между собой, не соединялись, не связывались, не задерживались и не смыкались на разнообразные лады одна с другой и не начинали таким образом составлять все те различные произведения, которые мы видим в природе и которые потом могут совершенствоваться и усиливаться продолжением тех же движений, которые начали их производить. Ибо несомненно, что вещи совершенствуются и усиливаются продолжением тех движений, которые начали их порождать, особенно если их начали порождать правильные движения. Надо заметить, что среди многих видов движения материи есть движения регулярные, которые происходят всегда правильно, одним и тем же образом, и другие, нерегулярные, которые не следуют правильно друг за другом. Можно сказать, что те и другие движения материи имеются во всех видах существ и соединений, существующих в природе. Нерегулярные движения материи не производят всегда с правильностью одних и тех же результатов или не производят их всегда одинаково, они производят их то на один лад, то на другой; так как эти движения неправильны или могут быть неправильными на бесконечное множество ладов, то это ведет к тому, что в большинстве произведений природы так много пороков, недостатков, изъянов и несовершенств, что мы часто видим вещи, чудовищные и безобразные и противоречащие обычному течению природы. Но правильные движения частиц материи производят регулярно свои обычные результаты; ибо когда частицы материи как бы проложили себе однажды пути в определенных местах, которые вызывают в них определенные изменения, они уже сами собою стремятся продолжать попрежнему свои движения в этих местах и попрежнему изменяться. Таким образом они регулярно производят в этих местах и при тех же обстоятельствах те же результаты, не нуждаясь в какой-либо посторонней силе для своего движения или в каком-либо постороннем разуме для управления своими движениями. А поэтому если они встречаются или случайно оказываются в этих местах и условиях, они не в состоянии в данный момент ни отклониться от своего обычного пути, ни изменяться иначе, чем они должны, если нет случайно какого-либо препятствия на их пути, которое мешает им продолжать свое движение в том же порядке и изменяться так, как они должны согласно предыдущей причине; если встречается такое препятствие, они вынуждены повернуть в своем движении или иным образом изменить свои соединения. Это неизбежно ведет к некоторым недостаткам, некоторым излишествам, некоторым уродствам или по крайней мере к некоторым необычайностям в составляемых ими произведениях.

Приведем естественные примеры этого. Вода например, следуя расположению и естественному изменению своих частиц, вынуждена сама собой всегда течь по склону той местности, где она находится. Если нет наклона ни с той стороны, ни с другой, она остается как бы неподвижной на своем месте, хотя все ее части находятся в постоянном волнении по отношению друг к другу, если она не замерзла. Но если есть наклон вправо или влево, т. е. в одну сторону или в другую, она тотчас же течет или разливается в сторону уклона, не нуждаясь для этого в воздействии какого-либо разума. Если это вода источника, реки или ручья, которая течет обыкновенным образом, она всегда будет течь вниз.

Вынужденная течь в одном и том же направлении, она естественно и слепо делает или образует себе от своего истока и до устья нечто вроде пути или русла, по которому она правильно и постоянно следует от своего истока до своего конца, если случайно не встречает в своем русле какого-либо препятствия вроде случайной груды деревьев, камней или земли, попавших в нее благодаря какому-нибудь исключительному разрушению или по другой причине и закупоривших таким образом ее обычный путь. Это последнее заставляет ее взять другое направление, а именно более удобное или легкое, где она непременно образует или проложит себе новую дорогу, или новое русло, по которому она опять будет течь правильно и постоянно, если ей не встретятся подобные препятствия. Все это происходит, повторяю, без надобности в какой-то разумной силе, руководящей ее движением.

Точно так же все тяжелые тела естественно и слепо падают в прямом направлении вниз, а огонь и дым поднимаются в прямом направлении вверх, если не встречают препятствий в этом естественном для них движении; им не нужно ни ума, ни разума, чтобы вести и направлять свои движения таким образом. Точно так же естественно и слепо пары и испарения выходят из земли под действием солнечного жара. Они естественно и слепо образуют туманы, которые поднимаются в воздухе до определенной высоты, где они образуют облака и тучи всевозможных неправильных очертаний. Естественно и слепо эти тучи следуют всегда одинаково движению ветров и ниспадают потом обратно на землю в виде дождя, града, снега и т. д. Несомненно и очевидно, что все это не нуждается ни в уме, ни в разуме, чтобы правильно следовать своим естественным движениям. Ясно и очевидно уже без особых размышлений, что точно таким же образом происходит движение всех частиц материи, результатом которого являются все самые прекрасные и совершенные произведения природы. Все эти частицы необходимо пролагают себе, как я сказал, определенные пути, необходимо изменяются так или иначе в каждом из образуемых ими произведений природы и затем естественно, регулярно и слепо следуют по тем путям или направлению, которые они проложили себе, и следовательно здесь тоже изменяются регулярно и слепо так, как они должны изменяться в зависимости от своего положения (détermination) в каждом предмете и в каждом образуемом ими сочетании, если нет какого-либо препятствия, заставляющего их направиться по другому пути и измениться особым образом. В этом последнем случае они дают не свои регулярные и обычные результаты, а несколько другие и, при известных обстоятельствах, даже совершенно различные.

Это мы видим воочию и на каждом шагу во всех произведениях природы, а именно на произрастании растений, на рождении животных и даже на естественном происхождении человеческого тела, которое считается самым совершенным творением природы. Ибо несомненно, что все растения всех видов и все животные всех видов и сами люди производят обычно себе подобных указанным мною способом: известные частицы материи, проложив себе, повторяю, известные пути в известном направлении и известных обстоятельствах, в силу условий времени, места или других обстоятельств вынуждены собираться, вступать в соединения и изменяться определенным образом. Каждый раз, когда такие частицы материи оказываются в подобном положении и в подобных условиях времени и места, они одинаково вынуждены следовать всегда по одному и тому же пути и изменяться одним и тем же образом, следовательно производить одни и те же результаты, при том конечно условии, повторяю, если не встретится препятствий, мешающих частицам материи следовать их обычному пути и вынуждающих их выбрать другое направление. Так например ядро, брошенное вперед, будет всегда продолжать свое движение по прямой линии, следуя своему первоначальному направлению, если не встретит препятствий, заставляющих его изменить это направление. Встретив препятствие, оно тотчас отклоняется вправо или влево и даже поворачивает прямо назад, если это препятствие заставляет его принять это новое направление. Это зависит от некоторых частностей, на которых нет надобности останавливаться здесь.

Если частицы материи случайно пошли по данному направлению, проложили себе определенный путь в первом поколении каждого вида растений и в первом поколении каждого животного вида и вынуждены были в этих условиях скопляться, вступать в соединения и изменяться определенным образом, то из этого следует, что каждый раз, когда частицы материи окажутся в подобных обстоятельствах и условиях, они одинаково вынуждены будут следовать в одном определенном направлении, точно так же как вода ручья следует своему руслу. Следуя по определенному направлению, они вынуждены также скопляться, соединяться и изменяться всегда одним и тем же образом, а следовательно также одинаково производить одни и те же результаты, будь то в растениях, будь то в животных того или иного вида. Вот та причина, которая заставляет различные виды трав и растений и различные животные виды и даже людей рождать и производить обычно и регулярно себе подобные особи того же вида, если они случайно не встретят каких-либо препятствий в телах частиц материи; эти препятствия не позволяют им изменяться так, как они должны были бы меняться, если бы следовали в первоначальном направлении. То же самое имеет место, если их количество или их движение слишком слабо и недостаточно для полного и совершенного изменения или же наконец если их количество слишком велико и движение их слишком быстро или слишком нерегулярно; тогда произведения их будут несовершенными и дефективными или уродливыми и безобразными.

Что это так, ясно видно, с одной стороны, на примере всех дефектов и уродств, которые встречаются в естественных произведениях. Несомненно все эти дефекты и уродства происходят от тех причин и оснований, на которые я указал выше. С другой стороны, это видно на примере самой материи, которая бывает одна и та же для образования, произведения и питания всех растений и всех животных, не исключая даже людей; последние сделаны, произведены, вскормлены и рождены из той же материи, как и все другие, материя лишь различно изменяется во всевозможных предметах.

Вот несколько ясных, естественных и неопровержимых примеров. Та же трава например или то же сено, тот же овес, то же зерно, которое служит кормом для лошадей, быков, коз и т. д., превращаются и изменяются во всех лошадях, поевших этого корма, в мясо и субстанцию лошади; часть всего этого корма превращается, изменяется в известных частях их тела даже таким образом, что может служить и действительно служит семенем для порождения и произведения других подобных лошадей. Дело в том, что все служащее им пищей, должно превращаться в их теле путем пищеварения именно в их мясо и субстанцию, а не во что-либо другое. В быках и коровах та же трава и пища превращается и видоизменяется в мясо и субстанцию быков или коров, часть этой пищи превращается и изменяется в известных частях быков и коров таким образом, что может также служить и действительно служит семенем для порождения и произведения других подобных животных, потому что, повторяю, их пища путем пищеварения в их теле должна превращаться и изменяться в их мясо и субстанцию; то же самое происходит и с козами, и со всеми другими животными. Материя их корма изменяется, действительно превращается в их мясо и субстанцию, а часть этого корма изменяется в известных частях их тела таким образом, что может служить и служит семенем для рождения и произведения других подобных животных.

Точно так же материя того же хлеба и того же мяса, которые едят люди, обезьяны, собаки, крысы и мыши, естественно превращается и изменяется в крысах и мышах, и в птицах, которые едят ее, в их мясо и субстанцию, в собаках и кошках и во всех возможных животных и насекомых, питающихся ею, она одинаково изменяется в их мясо и субстанцию, потому что в каждом из них должна превращаться и изменяться в их мясо и субстанцию и не иначе. Очевидно то же самое происходит и в людях; хлеб, мясо и все плоды, которыми они питаются, так же, как все напитки, которые они пьют, превращаются и изменяются в них путем пищеварения в их мясо и субстанцию, согласно вышесказанному; часть их пищи естественно изменяется и превращается в известных частях их тела в оплодотворяющее семя, которое может служить и действительно служит каждодневно для порождения и произведения других подобных людей. Все это происходит у людей, как и у всех других животных. Ибо, повторяю, материя вынуждена в каждом из них превращаться и изменяться таким образом в их мясо и субстанцию и даже в семя, которое служит для производства других особей. Все это, как я сказал, возможно, если нет препятствий, не позволяющих материи следовать ее первоначальному направлению и вынуждающих ее пойти по другому направлению. В таком случае она не может произвести того результата, который она должна производить и который она произвела бы. При изменившихся условиях она производит его иначе или производит совсем другой результат, вынужденная следовать по новому направлению.

Мы находим также совершенно ясные примеры этого в обычных явлениях природы и главным образом у растений или деревьев, на ветвях которых делают различные прививки; каждая различная прививка изменяет в этих деревьях первоначальное направление материи, заставляет ее принять новое направление и новое изменение, заставляет эти деревья регулярно производить другие плоды вместо тех, которые они производили бы без прививки.

Известно, что тот же земной сок, который рождает и производит всякие виды растений и деревьев, также питает их все, различным образом превращаясь и изменяясь в каждом из них, заставляет их всех регулярно производить листья, цветы, плоды, а в этих плодах семена, соответствующие их природе. Входя через волокна корней этих трав или растений, сок этот в зависимости от положения и изменения этих волокон и корней должен изменяться соответственно природе каждой травы и каждого растения и в результате производить на каждом из них почки, листья, цветы, плоды, а в этих плодах — зародыши или семена, соответствующие их природе. Но сделайте прививку некоторым из этих растений, например пяти или шести главным ветвям дикой яблони или пяти или шести главным ветвям дикой груши, или пяти или шести главным ветвям дикой вишни; сделаете яблоне пять или шесть прививок различных сортов яблок, сделайте груше пять или шесть прививок различных сортов груш; каждый сорт прививок не преминет произвести свои листья, свои цветы и свои плоды, соответствующие этому виду, но не соответствующие природе и сорту данного дерева. Сок, который поднимается по стволу данного дерева, должен производить здесь только дикие плоды; но, проходя по ветвям, которым сделана прививка, он тотчас меняет свое направление и непременно изменяется совершенно новым образом, чтобы производить листья, цветы и плоды и даже семена или зародыши, соответствующие природе и сорту каждой прививки. Итак одно дерево, одна яблоня например, одно грушевое дерево и одно вишневое дерево могут таким способом производить и регулярно приносить столько различных сортов плодов, сколько у них будет ветвей с различными прививками. Все сказанное ясно показывает, что все эти произведения и изменения в природе совершаются только движением материи и различными изменениями и сочетаниями ее частей; все это несомненно — необходимые и случайные причины, перемешанные между собой, и все они — причины слепые и всецело лишенные разума. Итак все творения и произведения природы происходят в действительности по необходимым и случайным причинам и по причинам слепым, лишенным разума, поэтому эти творения и произведения нисколько не показывают и не доказывают существования высшего разума, а следовательно и бытия бога, который якобы создал их такими, какими мы их видим.


LXXXV. [Различие между образованием естественных вещей и искусственным созиданием]