XCVIII - Завещание - Жан Мелье

ОГЛАВЛЕНИЕ


XCVII. [Все приведенные доказательства вполне между собою согласуются; они, следовательно, достоверны и убедительны]


XCVIII

Все эти умозаключения убедительны; достаточно уделить им немного или сколько-нибудь внимания, чтобы усмотреть их очевидность. Таким образом можно считать ясно доказанным всеми приведенными мною доводами, что все религии мира, как я говорил в начале этого своего писания, суть лишь измышление человека, а то, чему они нас учат и чему они заставляют нас верить, лишь заблуждение, самообман, ложь и шарлатанство, придуманное, как я уже сказал, глумителями и лицемерными плутами для обмана людей или же тонкими и хитрыми политиками с целью держать таким способом людей в узде и поступать, как им вздумается, с невежественными народными массами; последние слепо и бессмысленно верят всему, что им выдают за исходящее от богов. Эти тонкие и хитрые политики заявляют, что полезно и целесообразно морочить так народные массы, и ссылаются на то, что эти массы во многих случаях не должны знать правды и должны верить лжи.

Эти заблуждения, обман и шарлатанство являются источником и причиной неисчислимого множества злоупотреблений и злодеяний в мире, и сама тирания, которая заставляет стенать столько народов на земле, дерзает прикрываться этим благовидным, но ложным и возмутительным предлогом религии. Поэтому я имею полное право сказать, что вся куча религий и политических законов представляет лишь тайные системы несправедливости. Так, мои дорогие друзья, это действительно тайные системы несправедливости и даже возмутительные системы. Все вы, сколько вас есть, и все подобные вам не должны видеть в них что-либо другое кроме тайных систем несправедливости. Ибо с помощью этого средства наши церковники вас уловляют и вас держат все время в жалком плену, под ненавистным и нестерпимым игом своих пустых и бессмысленных суеверий, прикрываясь предлогом наставить вас на блаженный путь к богу. С помощью этого средства князья и сильные земли грабят вас, попирают, притесняют, разоряют и тиранят вас под предлогом управления вами и поддержания общественного блага.

Я хотел бы иметь силу сделать мой голос слышным от одного края королевства до другого или даже от одного конца земли до другого; я готов кричать изо всех сил: люди, вы — безумцы, с вашей стороны безумие давать себя таким образом в обман и слепо верить стольким нелепостям! Я показал бы людям, что они находятся в заблуждении и что те, кто ими правит, обманывают, одурманивают их. Я открыл бы им эту тайную систему несправедливости, которая делает их повсюду такими жалкими и несчастными и неизбежно в грядущих веках будет стыдом и позором для наших детей. Я упрекнул бы их в неразумии и безрассудстве, заставляющем их плыть по течению и слепо придавать веру стольким заблуждениям и иллюзиям и столь смешному и грубому шарлатанству. Я их упрекнул бы в том, что они малодушно оставляют так долго тиранов в живых и не стряхнут с себя раз-навсегда ненавистное иго их тиранической власти.

Один древний автор говорил некогда, что реже всего тиран доживает до старости, и причина этого та, что люди не имели еще слабости и подлости оставлять так долго тиранов в живых и позволять им так долго царствовать. У них хватало духа и мужества отделаться от тиранов, когда тираны злоупотребляли своей властью; но в настоящее время уже более не редкость видеть, что тираны долго остаются в живых и подолгу царствуют. Люди незаметно привыкали к рабству, и теперь так сжились с ним, что даже почти не думают, чтобы вернуть себе свободу; им кажется, что рабство есть естественное состояние. Поэтому гордыня тиранов все растет, и они изо дня в день все более и более усиливают нестерпимый гнет своего тиранического правления[1]. «Гордыня их заносится все выше». Вы скажете, что их неправды и злодеяния проистекают от преизобилия в них жира и от чрезмерного их благополучия[2]. Они дошли до того, что довольны своими пороками и своими злодеяниями[3]. Поэтому народные массы находятся в таком жалком и несчастном состоянии под их тираническим господством.

Где же благородные тираноубийцы, которых видели минувшие века? Где Бруты и Кассии? Где благородные убийцы Калигулы и стольких других тиранов? Где Публиколы? Где эти благородные защитники общественной свободы, которые изгнали царей и тиранов из своих стран и предоставили всякому частному лицу право убивать их? Где Цинны и многие другие, писавшие и открыто проповедывавшие против тирании царей? Где эти императоры, эти достойные императоры, Траян и Антонин Благочестивый, из которых первый, подавая меч главному сановнику империи, сказал, чтобы последний убил его этим мечом, если он станет тираном, а второй говорил, что предпочитает спасти жизнь одному из своих подданных, нежели убить тысячу своих врагов? Где они, повторяю, эти добрые государи и эти достойные императоры? Не видать таких государей, а если их нет, где же Жаки Клеманы и Равальяки нашей Франции? Ах зачем не живут еще эти благородные тираноубийцы! Зачем не остались они жить в наши дни, чтобы разить и закалывать кинжалами все эти омерзительные чудовища и избавить таким образом народные массы от их тирании! Как жаль, что не остались в живых эти достойные, благородные защитники народной свободы! Как жаль, что не живут они ныне, чтобы прогнать всех царей на земле, сразить всех угнетателей и вернуть свободу народам! Как жаль, что нет в живых всех этих храбрых писателей и храбрых ораторов, которые порицали тиранов, произносили речи против тирании и в своих писаниях резко осуждали их пороки, их несправедливость и их дурное управление! Как жаль, что нет их в живых в наши дни, чтобы во всеуслышание осуждать всех тиранов и угнетателей, во всеуслышание обличать их пороки и несправедливость их дурного управления, сделать их в своих писаниях предметом ненависти и презрения в глазах всего света и в конце-концов поднять все народы на то, чтобы стряхнуть с себя невыносимое иго их тиранического владычества. Но увы, их нет более в живых, этих великих людей, не видно более таких благородных и самоотверженных душ, которые обрекали себя на смерть ради спасения своего отечества и предпочитали славу благородной смерти позору жизни, тяготящей их своей подлостью. И нужно сказать, к стыду нашего века, наших последних веков, что теперь на свете видишь только подлых и жалких рабов чрезмерного могущества и власти тиранов. Теперь среди тех, которые имеют более высокий чин и положение, чем другие, видишь только подлых льстецов тиранов, теперь видишь только подлых хвалителей их несправедливых замыслов и подлых исполнителей их злой воли и их самых несправедливых приказаний. Таковы у нас во Франции все судьи и все чиновники королевства, даже в самых крупных и значительных городах. Они ограничиваются только разбором тяжб между частными лицами и подчиняются слепо всем королевским приказам, не дерзая возражать против них. Таковы все интенданты провинций и все губернаторы в городах и в деревне, их роль повсюду сводится только к исполнению тех же приказов. Таковы все командиры войск, все офицеры и все солдаты, задача которых — лишь поддерживать власть тирана и строго исполнять его приказы против бедных народных масс; и эти люди готовы были бы даже спалить свою собственную родину, если бы их тиран приказал им это по своей прихоти или под каким-нибудь пустым предлогом; они так неразумны и так слепы, что считают за честь и славу всецело отдавать себя на службу тирану как жалкие рабы, обязанные во время войны день за днем и даже час за часом подвергать свою жизнь опасности ради тирана за ничтожную суточную денежную плату. Не будем говорить о бесчисленном множестве другой сволочи, как-то канцелярские чиновники, контролеры, откупщики податей, стражники-смотрители, регистраторы, судебные пристава, сыщики — все они, словно голодные волки, только ищут как бы сожрать свою добычу, и только и знают, что грабят и терзают бедные народные массы, прикрываясь именем и властью короля; они сурово приводят в исполнение самые несправедливые приказы, то налагая запреты на имущество, то описывая его для продажи за долги, то подвергая их конфискации, и, что еще более гнусно, часто отправляют людей в тюрьму, причиняют им всякое насилие, творят над ними расправу, наконец наказывают их розгами и каторгой, а иногда даже и позорной казнью.

Вот, дорогие друзья, вот как ваши правители с помощью силы и могущества устанавливают над вами и над всеми подобными вам отвратительную тайную систему несправедливости. С помощью всех тех заблуждений и злоупотреблений, о которых я говорил, они сообща устанавливают свою власть так прочно, чтобы вечно держать вас в плену под своими тираническими законами; вы будете оставаться жалкими и несчастными, вы и ваши потомки, пока будете терпеть господство князей и царей; вы вечно будете жалкими и несчастными, пока будете следовать заблуждениям религии и оставаться в порабощении у ее суеверий. Отбросьте же полностью все эти пустые и суеверные обряды религии, изгоните из вашего ума эту безумную и слепую веру в мнимые тайны! Не придавайте им никакой веры, смейтесь над всем, что вам говорят ваши корыстные церковники. Они сами — по крайней мере громадное большинство их — не верят всему этому. Неужели вы хотите верить больше, чем они сами? Дайте отдохнуть от этого своему уму и сердцу, отмените также в своей среде все эти ненужные суеверные должности священников и жрецов, пусть эти люди живут, трудятся, как вы. Но этого мало, постарайтесь объединиться, сколько вас есть, вы и вам подобные, чтобы окончательно стряхнуть с себя иго тиранического господства ваших князей и ваших царей; опрокиньте повсюду все эти троны несправедливости и нечестия, размозжите все эти коронованные головы, сбейте гордость и спесь со всех ваших тиранов и не допускайте, чтоб они когда-либо царствовали над вами.

Более умные должны управлять другими, установить добрые законы и издавать распоряжения, направленные всегда, — во всяком случае, согласно условиям времени и места и обстоятельствам, — к преуспеянию и соблюдению общественного блага. «Горе тем, — говорит один из мнимо святых пророков, — горе тем, которые издают неправедные законы»[4]. Но горе также тем, которые из подлого малодушия подчиняются неправым законам; горе народам, которые трусливо становятся рабами тирана и в слепоте делают себя рабами заблуждений и суеверий религии... Только естественный разум способен напутствовать людей к усовершенствованию в знаниях, в мудрости человеческой и в искусствах, он способен привести их к достижению не только всех нравственных достоинств, но также ко всем самым прекрасным и возвышенным деяниям в жизни. Свидетельством тому — совершенные некогда подвиги всех этих великих людей древности, отличавшихся всеми доблестями; об этих людях[5] один автор говорит, что они были гораздо добродетельнее, чем самые набожные святоши его века... «Герои с великой душой рождались в лучшие времена». Действительно, вовсе не религиозное ханжество совершенствует людей в науках и искусствах, не святошество ведет к открытию тайн природы, не оно внушает великие замыслы людям; создают великих людей ум, мудрость, честность, величие души, они побуждают их к великим делам; поэтому людям не нужны святошества и суеверия религии, чтобы совершенствоваться в науках и добрых нравах.

Точно так же не нуждаются они для хорошего управления в непомерном чванстве и напыщенной спеси князей и царей. Добросовестные управители могут установить хорошие законы и издать хорошие правила. Мудрость, — говорит Иов[6], — обретается у людей пожилых, и предусмотрительность приобретается лишь по истечении долгого времени. Если это так, а есть полное основание с этим согласиться, то, значит, в древних мудрецах надо искать этой мудрости, этой предусмотрительности, которая так необходима для хорошего управления; и, стало быть, надо ставить для мудрого управления народами пожилых лиц, преисполненных мудрости и предусмотрительности, а не безумных юнцов, безрассудных молокососов и гордецов, и не людей порочных и злых, а также не малых детей, как их посылает на трон случайность рождения. Из-за безумия и злодейства людей на земле столько князей и тиранов. Один из мудрецов святой древности изрек[7]: «За грехи земли много князей у нее». Одним из этих самых мудрецов сказано: «горе стране, у которой царем еще дитя и где князья — сластолюбцы и рабы своих страстей»[8].

А так как все князья — сластолюбцы и рабы своих страстей, то быть под их управлением есть сущее несчастье для народа.

Поймите же, дорогие народы, что заблуждения и суеверие вашей религии и тирания ваших царей и всех тех, кто управляет вами под сенью их власти, являются роковой и проклятой причиной всех зол, тягостей, беспокойств и невзгод. Вы будете счастливее, если вы избавитесь от того и другого нестерпимого ярма — от гнета суеверия и от гнета тирании, и будете управляться только добросовестными и мудрыми управителями. А поэтому, если у вас мужественное сердце и если вы желаете освободиться от ваших зол, то стряхните с себя окончательно иго тех, которые вас угнетают, стряхните с себя по дружному соглашению иго тирании и суеверия, с общего согласия отвергните всех ваших священников, всех ваших монахов и всех ваших тиранов, с тем чтобы поставить добросовестных, умных и дальновидных управителей, способных мирно управлять вами, способных добросовестно отправлять правосудие над всеми вами, одинаково и неусыпно блюсти общественное достояние и спокойствие, людей, которым вы пожелаете безоговорочно и добросовестно повиноваться. Ваше благополучие находится в ваших руках. Ваше освобождение будет зависеть только от вас, если вы сумеете все столковаться друг с другом. У вас есть все необходимые средства и силы, чтобы освободиться и превратить в рабов самих своих тиранов; ибо ваши тираны, какими могущественными и страшными они ни представляются, не могут иметь никакой власти над вами без вас самих; все их величие, все их богатство, все их силы и все их могущество — только от вас. Ваши дети, ваши родственники, ваши товарищи и друзья служат им на войне и в гражданских должностях. Тираны ничего не сумели бы сделать без них и без вас. Они пользуются вашими собственными силами против вас самих, для того чтобы всех вас, сколько вас ни есть, сделать своими рабами; они воспользовались бы этими силами также и для уничтожения всех вас, одних вслед за другими, если б какой-нибудь из их городов или какая-нибудь из их провинций дерзнули противиться им и стряхнуть с себя их иго. Но не то было бы, если бы весь народ, все города и все провинции пришли к единодушию, если бы они все сговорились между собой, чтобы всем освободиться от общего рабства, в котором находятся. Тогда тираны были бы быстро сметены и уничтожены.

Объединись же, народ, если есть у тебя здравый ум; объединитесь все, если у вас есть мужество освободиться от своих общих страданий! Поощряйте все друг друга к такому благородному, великодушному и важному делу! Начните с тайного сообщения друг другу своих мыслей и желаний! Распространяйте повсюду с наивозможной ловкостью писания, вроде например этого, которые всем показывают пустоту, заблуждения и суеверия религии и которые всюду вселяют ненависть к тираническому управлению князей и царей. Поддерживайте все друг друга в этом справедливом и необходимом деле, которое касается общего интереса всего народа!

Вас губит в этих случаях то, что вы друг друга обессиливаете, выступая в таких случаях друг против друга, вместо того чтобы бороться дружно за одно дело. Значит, самое лучшее, что вы могли бы в таких обстоятельствах сделать, это следовать дружно и единодушно например примеру храбрых голландцев или швейцарцев, из которых первые так геройски стряхнули с себя невыносимое иго тирании испанцев в лице герцога Альбы, а вторые геройски стряхнули с себя тиранию жестокого правления ставленников австрийских герцогов в своей стране. У вас не меньше основания сделать то же в отношении своих князей и царей и всех тех, кто вами управляет и тиранит вас именем и властью этих последних, ибо их тирания доходит до крайних пределов. В одной из ваших мнимо святых и божественных книг сказано, что бог свергнет гордых князей с их тронов и посадит на их место людей кротких и мирных[9]. Сказано там, что он иссушит корни гордых родов и посадит смиренных на их место. Кто же эти гордые и надменные князья, о которых говорится в этих мнимо святых и божественных книгах? Это ваши государи, ваши герцоги, ваши князья, ваши короли, ваши монархи, ваши властелины и т.д. Низвергните, как говорят вам эти книги, всех гордых и высокомерных тиранов с их трона и посадите на их место добросовестных, кротких, умных и дальновидных управителей, чтобы они управляли вами мягко и поддерживали для вашего счастья в вашей среде мир и справедливость. О каких это гордых родах говорится в этих книгах, что бог иссушит их корни? Это не кто другой, как гордая, надменная родовая знать, которая живет среди вас, попирая и угнетая вас; это не кто другой, как все эти чванные чиновники ваших князей и королей, все эти гордые наместники и губернаторы городов или провинций, все эти заносчивые сборщики податей и налогов, все эти кичливые откупщики и канцелярские чиновники и наконец все эти важные прелаты и церковники, епископы, аббаты, монахи, захватчики доходных мест и все другие богатые господа, дамы и девицы, которые ничего другого не делают, кроме как развлекаются и предаются всякого рода приятному времяпрепровождению, в то время как ты, бедный народ, занят день и ночь работой, несешь на себе все тяготы работы в знойный полдень, все бремя государства. Вот где, мои дорогие друзья, в самом деле те гордые фамилии, об иссушении корней которых вы должны как следует позаботиться, как о корнях растений, неспособных более впитывать в себя соки земли. Сок, который питает все эти гордые знатные роды, эти великие богатства, огромные доходы они извлекают ежедневно от тяжелого труда ваших рук; все это изобилие всех благ и всех богатств земли — от вас и от вашего мастерства и вашего труда. Этот обильный сок, который они добывают вашими руками, поддерживает их, питает их, дает им жир и делает их такими сильными, могущественными, высокомерными и гордыми. Но если вы хотите полностью иссушить их корень, то лишите их только того обильного питательного сока, который они получают при помощи ваших рук, от ваших усилий и трудов. Удержите за собой все эти богатства, все эти блага, которые вы в таком обилии производите в поте лица своего. Удержите их для себя самих и для всех вам подобных; не давайте ничего из них всем этим спесивым тунеядцам, которые не делают ничего полезного; не давайте ничего из ваших благ всем этим монахам и церковникам, которые только бременят без пользы землю; не давайте ничего из них гордым и спесивым аристократам, которые вас презирают и попирают вас ногами. Наконец не давайте ничего надменным и высокомерным тиранам, которые вас разоряют и угнетают. Дайте лучше наказ всем своим детям, всем своим родным и всем своим друзьям и товарищам совершенно отказаться от службы им; отлучите их от вашего общества; смотрите на них так, как смотрели бы раньше на отлученных среди вас: вы увидите, что тогда они скоро иссохнут, как засыхают травы и растения, корни которых лишены возможности впитывать соки земли. Для вас совершенно не нужны такие люди, вы легко обходитесь без них, но они никоим образом не могут обойтись без вас. Итак, если вы мыслите здраво, вот в чем дело, народы земли; ибо никто не говорит за вас и никто не говорит им то, что следовало бы сказать и что я им охотно бы сказал. Но все вы, говорю я, которые не понимают, научитесь наконец познавать свое собственное благо, научитесь познавать, в чем ваше истинное благо, все вы, еще неразумные, научитесь же наконец стать умными. «Поймите, неразумеющие в народе, и разумейте наконец, неразумные!»[10].

«Образумьтесь, бессмысленные люди! Станьте умны, невежды!». Если вы умны, отложите прочь все чувства ненависти и личной вражды между собою; обратите всю свою ненависть и все свое негодование против своих общих врагов, против этих гордых знатных родов, которые вас тиранят, которые вас делают такими жалкими и вырывают у вас все лучшие плоды ваших трудов. Объединитесь все в единодушной решимости освободиться от этого ненавистного и омерзительного ига их тиранического господства, равно как и от пустых и суеверных обрядов их ложных религий. И да не будет среди вас никакой другой религии, кроме религии мудрости и чистоты нравов; да не будет никакой другой религии кроме религии честности и благопристойности; да не будет никакой другой религии кроме религии сердечной искренности и благородства души; да не будет другой религии как религии решимости окончательно уничтожить тиранию и суеверный культ богов и их идолов; да не будет никакой другой религии кроме стремления поддерживать повсюду справедливость и нелицеприятие; да не будет никакой другой религии кроме религии добросовестного труда и благоустроенной жизни всех сообща; да не будет никакой другой религии кроме стремления охранять народную свободу, и наконец да не будет никакой другой религии кроме взаимной любви друг к другу и нерушимого сохранения мира и доброго единодушия в вашей среде!

Вы будете счастливы, если будете следовать правилам, основам и заповедям этой единственно мудрой и единственно истинной религии, но я беру на себя смелость сказать, хотя я не пророк, что вы вечно будете оставаться жалкими и несчастными, вы и ваши потомки, если будете следовать какой-либо другой религии, кроме этой; вы будете вечно жалкими и несчастными, вы и ваши потомки, пока будете терпеть господство над вами тиранов и будете терпеть злоупотребления заблуждения и пустые суеверия, культы богов и их идолов; вы будете оставаться жалкими и несчастными, вы сами и ваши потомки, пока среди вас не будет правильных взаимоотношений и пока среди вас будет такое огромное несоответствие общественных состояний и положений; вы будете жалкими и несчастными, вы и ваши потомки, пока вы в ущерб общему благу будете склонны присваивать каждый себе в отдельности все то, чем следует владеть сообща, и пока вы не пожелаете обратить все в общее достояние в каждом приходе, чтобы всем на общих основаниях пользоваться благами земли и плодами трудов ваших; вы будете жалкими и несчастными, вы и ваши потомки, пока блага и тяготы жизни будут так неправильно распределены между вами или вообще между людьми. Ибо нет справедливости в том, чтобы одни несли все тяжести труда и неудобства жизни, а другие, не зная заботы и труда, наслаждались одни всеми благами и удобствами жизни. Наконец вы будете оставаться жалкими и несчастными, вы и ваши потомки, пока не объединитесь все вместе или, по крайней мере, пока не достигнете полного единодушия и не будете благородно выступать за избавление от рабства, в котором вы все пребываете и до которого вы все доведены нестерпимым игом тиранического господства князей и возмутительным гнетом пустых и суеверных обрядов ложной религии; ведь она заставляет вас служить и поклоняться лишь ложному воображаемому божеству, которое не может следовательно доставить вам никакого блага, как и никакого зла, согласно тому, что я выше с очевидностью доказал.

Я умоляю всех умных и здравомыслящих людей, всех честных людей повременить несколько с своим суждением по этому вопросу, отрешиться несколько от предрассудков своего рождения и воспитания и от своих особых привычек. Я умоляю их обратить особое внимание на все, что я сказал. Я умоляю их серьезно вникнуть в мои взгляды и мысли, в мои доводы и доказательства, чтобы заметить и вскрыть все сильные и слабые стороны их. Ибо я твердо убежден, что, следуя своему естественному разуму, они легко склонятся в пользу всех выдвинутых мною истин и будут даже сами удивлены тем, как это столько пустых, смешных и грубых заблуждений и возмутительных и пагубных злоупотреблений могли проникнуть и так крепко и повседневно установиться среди людей, так долго держаться среди них, несмотря на такое множество людей умных, проницательных и просвещенных; казалось бы, что умные люди должны были бы восставать против установления, роста и продолжения стольких возмутительных злоупотреблений и заблуждений. Кажется, что в этом отношении люди поражены какой-то слепотой, делающей их неспособными видеть те заблуждения, в которых они находятся. Вопрос важный. Каждый в нем заинтересован; дело идет о благе, спокойствии, свободе общества; дело идет об избавлении почти всех людей от жестокого и бедственного порабощения тиранам, равно как и об избавлении от подлого и ненавистного порабощения всяческим идолопоклонническим суевериям религии. Если люди умные и здравомыслящие, если люди честные найдут, что я был прав в своем порицании и осуждении пороков и заблуждений, злоупотреблений и беспорядков, если они найдут, что я сказал правду и что мои доводы и рассуждения доказательны, как я на этом настаиваю, в таком случае их дело — отстаивать истину; дело их самих — порицать и осуждать пороки, заблуждения и злоупотребления, которые я порицаю и осуждаю; ибо недостойно умных людей и людей честных своим молчанием вечно потворствовать такой массе возмутительных заблуждений и злоупотреблений. Если они, как и я, не решаются выступить с порицанием и осуждением их при жизни, пусть сделают это в таком случае хотя бы один единственный раз к концу дней своих. Пусть же они отдадут этим своим свидетельством дань истине по крайней мере единственный раз к концу дней своих и пусть хоть единственный раз доставят перед смертью радость своей родине, своим родным, своим друзьям и своим собственным потомкам, внося по крайней мере таким образом свою долю в дело их освобождения.

Но если, напротив, они найдут, что и моих словах нет истины и что с моей стороны преступно так думать и писать; если их страстность увлечет их даже до того, что они будут после моей смерти недостойным образом поносить меня как нечестивца и богохульника, как несомненно поступит большинство или, быть может, даже поголовно все святоши, все невежды и суеверные ханжи, все лицемерные церковники и вообще все, кто заинтересован и получает известную долю в столь обильной жатве тиранического управления и суеверного культа богов и их идолов, в таком случае на них ляжет обязанность показать с очевидностью ложность моих утверждений; их обязанность — показать ложность или слабость моих доказательств и рассуждений; и, наконец, их обязанность — установить и доказать предполагаемую истинность их веры и религии и предполагаемую правоту их политического управления, доказать это более сильными, ясными и убедительными доводами или, по крайней мере, доводами, столь же сильными, ясными и убедительными и столь же доказательными, как те, которыми я побивал их. Я не думаю, что они в состоянии сделать это, ибо естественный разум не может с очевидностью доказать то, что исключает одно другое, внутренне противоречиво и непостижимо. А пока они этого не сделают, пусть считаются уличенными в заблуждении и злоупотреблениях своего учения и своей системы правления и пусть будут посрамлены в бессмысленности своих заблуждений, измышлений и шарлатанств, и да будут они посрамлены в вопиющей несправедливости своих тиранических управлений[11]. «Да постыдятся все беззаконствующие втуне». «Да постыдятся все служащие истуканам, хвалящиеся идолами»[12]. «Да станут подобны им поступающие так и уповающие на них»[13]. «Тогда покроются великим стыдом надеющиеся на идолов и говорящие истуканам: вы наши боги»[14]. И нужно им сказать словами другого пророка: «Краснейте и стыдитесь беззаконий ваших»[15].

А так как все эти истины не всегда удобно высказывать, то мнимо мудрые политики века не преминут также найти, что с моей стороны нехорошо было вскрывать так много столь великих и важных истин, которые, по их словам, лучше держать всегда под спудом, чем так ярко выставлять напоказ; они заявят, что это значит потворствовать злодеям и доставить им лишь удовольствие, избавляя их от страха перед богом и вечными муками; многие воспользуются этим и дадут полную волю своим необузданным вожделениям и станут от этого еще более плохими людьми, будут смелее совершать всякие злодейства на том основании, что нечего бояться наказания по окончании этой жизни. На этом основании, скажут нам, мудрые политики считают необходимым, чтобы народ оставался в неведении относительно многих истин и верил многим ложным вещам.

На это я отвечаю в двух словах: во-первых, я высказал здесь всю правду вовсе не для того, чтоб потакать злодеям и доставить им удовольствие; я очень далек от этого и, напротив, хочу посрамить всех их. Именно с целью посрамления всех шарлатанов и всех лицемеров я вскрыл здесь их заблуждения, их самообман и шарлатанство; именно с целью посрамления тиранов, злых богачей и всех сильных мира сего я вскрыл злоупотребления, хищничество и несправедливость их тиранических правительств. Впрочем этот страх перед богом или богами, как и страх мнимых наказаний ада за пределами этой жизни, нисколько не пугает их, как он вообще не пугает людей и нисколько не мешает им следовать своим дурным наклонностям, поэтому нет большой опасности и в том, что они будут избавлены от этого пустого страха, если только им будут внушать всегда действительный страх перед карами правосудия, ибо бесспорно, что этот страх произведет гораздо более сильное впечатление на их ум, нежели страх перед богами или боязнь их мнимого ада.

Во-вторых, я утверждаю, что не истина и не познание естественных истин склоняет людей ко злу и делает народные массы порочными и злостными; их делают такими невежество и невоспитанность, отсутствие хороших законов и хороших правительств. Ибо бесспорно, что, если бы они получили лучшее образование и воспитание и лучше управлялись, чем теперь, они не были бы такими порочными и злыми, как теперь. Причина в том, что сами дурные законы и дурное управление порождают, так сказать, часть людей порочной и злой, потому что дают им рождаться среди роскоши и суетности, знатности и богатства, которые эти люди желают навсегда удержать за собой так же несправедливо, как несправедливо они в них родились и воспитались; что касается остальных, то те же законы и порядки их, так сказать, толкают их к порочной и дурной жизни, потому что заставляют их рождаться в бедности и нужде, от которых эти люди затем всячески стараются избавиться хорошими или дурными путями, не будучи в силах всегда выпутываться из них справедливыми и законными путями. Итак не наука и не познание естественных истин увлекает людей ко злу, как это утверждают; как я уже сказал, людей влекут ко злу скорее дурные законы и дурные обычаи, потому что они, повторяю, заставляют их рождаться порочными и злыми или становиться такими благодаря дурному управлению. Пусть связывают честь и славу, блага и приятности жизни и даже правительственную власть единственно с мудростью, добротой, справедливостью, честностью, добропорядочностью и т. п. вместо того, чтобы связывать их с протекцией, с происхождением и с материальной обеспеченностью. Равным образом пусть связывают стыд, позор, тягость и нужду и даже нужные порою весьма строгие наказания с пороками, несправедливостью, обманом, недобросовестностью, злобой и т. п., а не с незнатным происхождением или с недостаточной материальной обеспеченностью. Вы увидите тогда, что каждый как бы сам собой почувствует влечение творить добро и будет стараться быть добрым, честным и добродетельным. Но, пока честь и слава, приятности и удобства жизни будут связаны лишь с определенным происхождением и с определенными условиями жизни, а не с добродетелью и личной заслугой, люди всегда будут порочными и злыми, а поэтому также всегда несчастными.

Если бы все те, кто так же хорошо, как я, или, вернее сказать, еще гораздо лучше моего знает человеческие отношения, кто знает лучше моего заблуждения и шарлатанство религии, кто знает гораздо лучше моего злоупотребления и несправедливости управления людьми, высказали по крайней мере под конец своей жизни все, что они на этот счет думают! Если бы они все это порицали, осуждали, проклинали, как они должны это делать, по крайней мере перед смертью, то вскоре мы увидели бы, что мир изменил бы свой вид и облик, все заблуждения и пустые и суеверные обряды религии вызвали бы одни насмешки, и все величие, вся гордость, спесь и могущество тиранов были бы повергнуты в прах. Эти пороки, злоупотребления и заблуждения так крепко и так повсеместно держатся в мире потому, что никто не восстает против них, никто не возражает против них, никто их не порицает и не осуждает открыто там, где они однажды приняты и установлены. Весь народ стонет под тираническим игом заблуждений, суеверий, злоупотреблений и несправедливостей правительства, и никто не смеет во всеуслышание выступить против такой массы столь возмутительных заблуждений, злоупотреблений, хищений и несправедливостей, совершающихся повсеместно на земле. Мудрецы стушевываются, они не смеют открыто высказать то, что действительно думают, и умирают, не сказав всей правды об этом, не высказав того, что они об этом думают. Благодаря этому подлому и трусливому молчанию все заблуждения, все суеверия и все злоупотребления, о которых я говорил, поддерживаются и размножаются в мире, как мы видим.


[1] Пс., 73:4.

[2] Там же, 72:7.

[3] Там же.

[4] Ис., 10:11.

[5] Такие, как Катон, Агезилай, Эпаминонд, Фабий, Сципион, Регул и др.

[6] Иов, 12: 12.

[7] Притч., 28:2.

[8] Екклез., 10:16.

[9] Иис. Сир., 10:17, 18.

[10] Пс., 93:8.

[11] Пс, 24 :3.

[12] Там же, 97:7.

[13] Там же, 70:13.

[14] Исайя, 42:17.

[15] Иезек., 36:32.


IС. [Обращение к читателям]