XXIII - Завещание - Жан Мелье

ОГЛАВЛЕНИЕ


ХХІІ. Третье доказательство [тщетности и ложности религий, выводимое из ложности видений и божественных откровений]


XXIII

Во-вторых, что касается учреждения кровавого обычая приношения в жертву невинных животных, то так называемые святые и священные книги[1], содержащие вышеуказанные откровения, открыто приписывают его богу, равно как учреждение жертвенников и посвящение жрецов, долженствующих приносить на них жертвы. Как говорится в этих книгах и мнимых божественных откровениях, бог повелел, чтобы эти жрецы кропили вокруг его алтаря кровь приносимых ему в жертву животных, чтобы они убивали жертву, разрубали ее на куски и сжигали ее мясо на его алтаре. С своей стороны бог обещал, что ему будет очень приятен запах дыма от сожжения жертвы, принесенной ему таким образом. Согласно с этим в тех же книгах рассказывается, что Ной, выйдя после потопа здравым и невредимым из ковчега, в котором он находился вместе с женой и детьми и животными всех пород для спасения от потопа, немедленно воздвиг жертвенник, или алтарь, богу и в благодарность принес богу на этом алтаре в жертву животных[2]. А бог, как сказано в этих книгах, засвидетельствовал, что ему очень приятен был дым этого жертвоприношения; поэтому бог обещал не проклинать более земли из-за людей, так как люди с юности своей склонны ко злу. Вот что, согласно тем же книгам, бог повелел в своем законе относительно приношения в жертву животных и относительно посвящения жрецов.

Господь, — говорят эти так называемые святые книги, — беседовал с Моисеем и сказал ему: скажи сынам израилевым, чтобы они делали мне приношения; от всякого человека, у которого будет усердие, принимайте приношение мне[3]... они устроят мне также святилище и скинию, чтобы я обитал среди них[4]. И кроме того сделай мне также жертвенник из дерева ситтим длиною в пять локтей и шириною в пять локтей так, чтобы он был четырехугольный и высотой в три локтя. Возьми брата своего Аарона и детей его для совершения жертвоприношений. И сделай им священные одежды для славы и благолепия[5]. А вот что ты должен совершить над ними, чтобы посвятить их на священство и на служение при жертвоприношениях: возьми одного тельца из стада и двух овнов без порока и хлебов пресных...[6] приведи Аарона и его сыновей ко входу в скинию [собрания], потом возьми священные одежды и облеки Аарона в хитон и верхнюю ризу, в эфод и наперсник и опоясай его поверх прекрасным поясом из эфода; затем возложи на его голову тиару, а на тиаре укрепи диадему святости, возьми елей для помазания и возлей ему на голову; и приведи также сынов его и облеки их в одежды священнослужителей, опоясай поясами Аарона и его сыновей, возложи на них повязки, таким образом ты посвятишь их, и священство будет принадлежать им по уставу навеки. Когда это будет сделано, приведи тельца перед скинию [собрания], и возложат Аарон и сыны его руки свои на голову тельца, и ты заколешь тельца перед господом у входа в скинию. Затем возьми крови тельца и возложи перстом твоим на роги жертвенника, вылей всю остальную кровь у основания жертвенника, возьми весь тук, покрывающий внутренности, и сальник с печени, и обе почки и тук, который на них, и воскури их на жертвеннике; а мясо тельца, его кожу и нечистоты его сожги на огне вне стана, эта жертва будет для искупления грехов. И возьми одного овна, и возложат Аарон и сыны его руки свои на голову этого овна; и заколи овна и возьми крови его, и покропи ее на жертвенник со всех сторон[7]; затем рассеки овна на части, вымой внутренности и голени его, положи их на рассеченные части и голову овна и сожги всего овна на жертвеннике. Это — жертва всесожжения, ты принесешь ее господу, благоухание этой жертвы будет для него очень приятно. Потом возьми другого овна, и возложат Аарон и сыны его руки на голову этого овна; заколи овна, возьми крови его и возложи на край правого уха и на большой палец правой ноги и окропи оставшейся кровью жертвенник со всех сторон; и возьми крови, которая на жертвеннике, и слей для помазания и окропи Аарона и одежды его, сынов его и одежды их вместе с ними, и таким образом они будут освящены и посвящены... И это будет устав вечный для Аарона и этих сынов... и тельца за грех приноси в жертву каждый день для очищения... Вот еще, — сказал он ему, — что будешь ты совершать на жертвеннике: ты будешь каждый день постоянно приносить в жертву двух агнцов, одного из них приноси в жертву утром, другого к вечеру... и я буду обитать среди сынов израилевых и буду им богом и т. д.[8]

А вот еще что написано в этих же книгах относительно этого рода жертвоприношений. Воззвал господь к Моисею и сказал ему: объяви сынам израилевым и скажи им: когда кто из вас хочет принести жертву господу, приносите вашу жертву или дар из стад ваших, как из крупного скота, так и из мелкого; если жертва его есть всесожжение из крупного скота, пусть приносит самца без порока, пусть добровольно приведет ее к дверям скинии [собрания] перед лицом господа и возложит руку свою на голову жертвы, и эта жертва будет принята от него и во очищение грехов его, и заколет он доброго тельца перед господом, сыны же Аарона, священнослужители, предложат его кровь и окропят ею жертвенник и все кругом; затем снимут кожу с жертвы и рассекут последнюю на части. Сыны Аарона, священнослужители, разведут на жертвеннике огонь и положат на огонь дрова; равным образом разложат они на дровах части животного, его голову и тук, и священнослужитель предложит все это в жертву господу на жертвеннике, где он их воскурит и сожжет в виде всесожжения; это жертвоприношение, совершенное таким образом, будет иметь очень приятное благоухание для господа[9]. Если жертва всесожжения берется из мелкого скота, а именно из овец или коз, он принесет в жертву самца без порока, жертву зарежут на северной стороне от жертвенника перед лицом господа, и сыны Аарона, священнослужители, оросят кровью жертвенник и [все] кругом, затем жертву рассекут на части, отделив голову ее, нечистоты и тук, и священнослужитель разложит их на дровах, под которыми он разведет огонь. А внутренности и ноги он вымоет, затем он предложит все это в жертву, воскурит и сожжет все это на жертвеннике как жертву всесожжения, и это жертвоприношение, совершенное таким образом, будет иметь очень приятное благоухание для господа. А если он приносит господу в жертву всесожжения птицу, то пусть приносит в жертву горлиц или молодых голубей; пусть священнослужитель принесет их в жертву на жертвеннике, свернет голову жертвы ногтем, воскурит и сожжет ее на жертвеннике и выцедит ее кровь сбоку жертвенника; зоб с перьями он оторвет и бросит сбоку жертвенника там, где пепел, и надломит крылья жертвы, не отделяя их, и воскурит и сожжет их на дровах, что на огне. Это жертвоприношение, совершенное таким образом, будет иметь очень приятное благоухание для господа и т. д.[10]

В другой раз, как рассказывается в названных книгах, бог воззвал к Моисею и сказал ему[11]: если кто-нибудь совершит проступок или грех против закона или против установленных его богом обрядов, то, в случае если это произошло по ошибке, пусть принесет господу жертву за грех свой, а именно овна без порока, пусть священник заколет овна господу в искупление его греха. Равным образом[12], если кто согрешит по неведению и совершит нечто, запрещенное законом, он принесет в жертву овна без порока, и священнослужитель, предлагая эту жертву богу, помолится за него, и грех его будет отпущен. И еще раз, как рассказывается в этих книгах, бог воззвал к Моисею и сказал ему: возвести сынам израилевым и скажи им: когда вы вступите в страну, в которой вам предстоит жить и в которой я водворю вас, и когда вы захотите принести господу жертву всесожжения, вы будете приносить ее животными как из крупного, так и из мелкого скота; при каждом ягненке вы будете приносить в жертву господу лепешку из пшеничной муки с известной мерой вина; при каждом баране вы тоже будете приносить в жертву лепешку из пшеничной муки с известной мерой масла и вина для возлияний; при каждом воле вы вместе с тельцом без порока будете приносить господу лепешку из пшеничной муки и известную меру масла и вина, — так вы будете поступать при закалывании в жертву каждого быка, каждого барана и каждого животного из мелкого скота, ягненка и козленка, и благоухание ваших жертвоприношений будет весьма угодно господу и т. д.[13]

Все эти свидетельства, взятые из так называемого Писания и из вышеупомянутых мнимых божественных откровений, ясно и определенно говорят, что жестокие и кровавые заклания в жертву невинных животных были божественным установлением, во всяком случае в еврейском законе, и что так или иначе эти жертвы некогда были весьма угодны богу.

Но как же можно представить себе и поверить, что бог, предполагаемый бесконечно совершенным, бесконечно мудрым и благим, установил когда-либо столь жестокие и варварские жертвоприношения? Ведь это варварство и жестокость — убивать, закалывать и душить животных, не причиняющих никакого вреда. Ведь они так же чувствительны к боли и страданию, как мы, вопреки пустым, ложным и смешным утверждениям наших новоявленных[14] картезианцев, видящих в животных только одни машины без души; на этом основании путем вздорного рассуждения о природе мышления (они утверждают, что материя не способна мыслить) эти картезианцы уверяют, что животные всецело лишены всякого чувства удовольствия и страдания. Смешной взгляд! Плохое правило и возмутительное учение! Ибо оно явно направлено к тому, чтобы заглушить в сердцах людей всякое чувство доброты, кротости и сострадания к этим бедным животным, и позволяет людям безжалостно мучить животных для своей забавы под тем предлогом, что животные не чувствуют причиняемой им боли, все-равно как машины, если их бросить в огонь и разбить вдребезги. Конечно, это возмутительная жестокость по отношению к бедным животным, которые тоже живут и умирают, как мы, тоже состоят из плоти, крови и костей, тоже имеют все жизненные органы и органы чувств — глаза, чтобы видеть, уши, чтобы слышать, ноздри, чтобы обонять и различать запахи, язык и нёбо, чтобы различать вкус мяса различных пород и вкус подходящей для себя пищи, ноги, чтобы передвигаться. К тому же мы видим у них все признаки и действия страстей, которые мы ощущаем в себе самих; поэтому приходится со всей несомненностью полагать, что они точно так же, как мы, чувствительны к добру и злу, т. е. к удовольствию и страданию. Они — наши слуги и верные товарищи в жизни и работе; поэтому мы должны кротко обращаться с ними. Да будут благословенны народы, которые обращаются с ними мягко и кротко и чувствуют сострадание к их лишениям и страданиям. Но да будут прокляты народы, которые жестоко обращаются с ними, мучают их, любят проливать их кровь и горят желанием есть их мясо. В некоторых местах апокрифических писаний сказано[15], что с самого начала в сердце Адама было заронено дурное семя злобы, семя злого посева. Действительно, кажется, это дурное семя злобы, это семя злого посева по сию пору обретается в сердцах всех людей и заставляет их находить каждодневно удовольствие в том, чтобы делать зло, и в частности проявлять свою жестокость на этих бедных бессловесных и кротких животных, мучить их, безжалостно убивать, душить и закалывать, как они делают это изо дня в день, чтобы доставить себе удовольствие поесть их мяса. Что касается меня, то хотя я на себе самом достаточно ощущаю дурное влияние и дурные результаты этого проклятого семени злого посева, я тем не менее могу сказать, что никогда не испытывал такого отвращения, как тогда, когда мне в некоторых случаях приходилось зарезать или велеть зарезать курицу или голубя или отдавать на убой свиней. Заявляю, что делал это всегда только с большой неохотой и отвращением, и, если бы во мне была хотя бы капля суеверия и склонности к религиозному ханжеству, я непременно присоединился бы к тем, которые дают религиозный обет никогда не убивать животных и не есть их мяса. Я ненавижу уже один вид скотобоен и всегда с ужасом думал о той возмутительной резне и заклании в жертву невинных животных, которое устроил царь Соломон при посвящении своего храма, — он приказал заколоть до двадцати двух тысяч быков и сто двадцать тысяч баранов и овец. Какая зверская бойня! Сколько пролитой крови! Как представить себе, как поверить, что богу, бесконечно великому и мудрому, угодно было взять в качестве своих жрецов только мясников и живодеров и сделать из своей скинии, из своего храма сплошную живодерню? Как представить себе, как поверить, что ему приятно было зрелище жестокого избиения стольких невинных животных? Как представить себе и поверить, что ему приятно было зрелище их проливаемой крови и их жалкого издыхания? И наконец, как представить себе и поверить, что ему приятен был запах и дым такого количества сжигаемого мяса? Если это было бы так, — а так уверяют вышеупомянутые книги и мнимые божественные откровения, — то можно было бы с полным правом сказать, что не было никогда такого кровожадного тирана, такого лютого и дикого зверя, как этот бог. Но возмутительно и совершенно недостойно думать так о существе, которое предполагается бесконечно совершенным, всеблагим и премудрым. Отсюда ясно следует, что учреждение жертвоприношений приписывается богу ложно и что мнимые откровения, в которых оно приписывается ему, ложны, т. е. являются только заблуждением и иллюзиями, обманом и шарлатанством. А это ясно показывает, что такие жертвоприношения, так же как и все прочие, являются лишь человеческим установлением и выдумкой.


[1] Исход, 19:9.

[2] Быт., 8:21.

[3] Исход, 25:1.

[4] Там же, 25:8.

[5] Там же, 27:1.

[6] Там же, 29:1.

[7] Там же, 29:1 — 20.

[8] Исход, 29:21, 29, 36, 38, 44, 45.

[9] Левит, 1:1 — 10.

[10] Левит, 1:11 — 16.

[11] Там же, 5:15.

[12] См. об этом также гл. IX книги Левит и гл. XVI о козле отпущения, а также ряд других мест.

[13] Числ, 15:1 — 11.

[14] В тексте: «новых». — Прим пер.

[15] Ездра, 4:30.


XXIV [Происхождение жертвоприношений]