Глава 1 - Прибыли без производства - Сеймур Мелман

Оглавление


Пролог


УПРАВЛЕНИЕ РАДИ ПРИБЫЛЕЙ И ВЛАСТИ

Менеджеризм, как главный метод принятия решений в промышленности США, имеет множество присущих ему особенностей: принятие решений, как правило, отделено от производства; должности лиц, принимающих решения, организованы в иерархические структуры; законом для каждого менеджера является борьба изо всех сил за то, чтобы стать менеджером более высокой ступени иерархии, и, наконец, доход менеджера прямо связан с его позицией в иерархии. Но эти характеристики менеджеризма могут проявляться в различных организационных формах: менеджеры могут ориентироваться в первую очередь на извлечение прибыли или на производство, на краткосрочные или долгосрочные прибыли, на извлечение прибылей (как, например, в деловой фирме) или на прямое усиление власти (как в правительстве).

Что происходит с управлением ради прибыли и с управлением ради власти в Соединенных Штатах Америки?

Глава 1
ЭКСПОРТ КАПИТАЛА — ЭКСПОРТ РАБОЧИХ МЕСТ

Своей решимостью максимизировать денежные прибыли и управленческую власть принятия решений управляющие американских корпораций привели в действие процесс деиндустриализации целых регионов США. Центральной особенностью этого процесса является закрытие тысяч предприятий, а следствием — перевод производства в другие районы Соединенных Штатов или за рубеж. Таким образом наносятся тяжелейшие удары по занятым и по общинам, в которых проживают их семьи.

Практически невозможно найти надежных цифр в целом по стране о числе закрытых предприятий, уволенных людей и закрытии заводов, сопровождавшихся новыми инвестициями в других штатах или за границей. Однако имеется достаточно информации об отдельных фирмах и районах, которая подтверждает тот факт, что в промышленности США творится настоящий кошмар. Но пока диагноз этого процесса ясен лишь небольшому числу интересующихся ученых.

Фрэнк Джорджес, сталелитейщик, долгое время работал в компании «Ю.С. стил корпорейшн» в Янгстауне, штат Огайо. 27 ноября 1979 г. он договорился о банковском займе с целью покупки дома ценой 56 тыс. долл. По пути из банка домой он по автомобильному радио услышал, что компания «Ю.С. стил» планирует закрыть завод в Огайо, а также несколько других заводов. Всего корпорация уволила 13 тыс. сталелитейщиков[1].

Заинтересовавшиеся репортеры узнали, что, в то время как финансовые аналитики и промышленные специалисты рассматривали стареющий завод в Янгстауне как предприятие с плохими экономическими перспективами, местный генеральный менеджер корпорации сказал рабочим, что заводы в Янгстауне будут работать до тех пор, пока они будут прибыльными. В соответствии с этим профсоюз пошел на ряд уступок менеджменту фирмы с целью уменьшения издержек производства.

В течение трехлетнего периода, с 1977 по 1980 г., почти все без исключения сталеплавильные фирмы Соединенных Штатов закрыли часть своих заводов, многие из них навсегда. Фирма «Ю.С. стил» уволила рабочих в Чикаго, Гэри, Янгстауне и Питтсбурге. «Армко» уволила рабочих в Хьюстоне и Мидлтауне, штат Огайо. «Бетлехэм стил» сократила занятость в Лэкаванне, штат Нью-Йорк, и Джонстауне, штат Пенсильвания. А компания «Янгстаун шит энд тьюб» закрыла свой завод в Янгстауне, лишив работы 5 тыс. человек[2].

Заявив в 1979 г. об убытках на сумму 293 млн. долл. с целью оправдания закрытия своих заводов, менеджмент фирмы «Ю.С. стил» в 1980 г. сообщил о прибылях в 504 млн. долл., хотя большинство заводов фирмы действовало на 50% своей мощности[3]. Каким же образом эта корпорация могла получить больше прибылей, производя меньше продукции? Ответ лежит в долгосрочной стратегии управляющих фирмы «Ю.С. стил», которые предпочли проигнорировать научные исследования и разработки, технологические усовершенствования и новые капиталовложения в сталеплавильное производство, делая в то же время крупные инвестиции в химическую отрасль, нефтегазовые предприятия, угольную отрасль и недвижимое имущество. В действительности, как показывает статистика, «к 1978 г. 44% активов "Ю.С. стил" во всемирном масштабе оказалось вне сферы сталелитейного производства»[4]. Доля несталеплавления продолжает устойчиво расти.

Прошли слухи, что в середине 80-х годов руководство фирмы, возможно, решит вообще выйти из сферы сталеплавления, но эта проблема была, по всей видимости, разрешена, когда Дэвид М. Родерик, председатель правления «Ю.С. стил» сказал на собрании акционеров: «Мы одновременно являемся и сталеплавильной компанией, и компанией, осуществляющей капиталовложения в другие сферы», — а также добавил: «Мы ожидаем, что останемся сталеплавильной компанией до конца этого столетия»[5].

Родерик доложил, что его фирма с 1975 по 1980 г. сделала инвестиций на общую сумму 6,8 млрд. долл., большая часть которых осуществлена вне сталелитейной промышленности. Один из результатов такой деятельности проявился в том, что число доменных печей фирмы сократилось с 46 до 27, а мощности по производству стали, «как ожидается, уменьшатся с 38 млн. т, произведенных в 1978 г., до примерно 34 млн. т»[6].

В апреле 1981 г. «Ю.С. стил» объявила о планах инвестировать «несколько сотен миллионов долларов» с целью модернизации и реконструкции своего действующего уже более 100 лет старого металлургического завода в индустриальном районе южной части Чикаго[7]. Это первое крупное капиталовложение корпорации в этот завод за последние 10 лет. Дилетанту такая сумма может показаться огромной. Но ее значение следует расценивать в соотношении с другими вложениями корпорации вне сталеплавления. Покупка фирмой «Ю.С. стил» компании «Марафон ойл» потребовала затрат, по крайней мере в 20 раз превышающих объем вложений в модернизацию чикагского завода.

Хотя эти подробности относятся к «Ю.С. стил корпорейшн», они отражают общий стандарт — менеджеры американских корпораций занимаются практикой перевода денег в любые сферы, которые обещают самые высокие нормы прибыли. Фирмы отказываются от текущего технического обслуживания своего производственного оборудования и от новых инвестиций с целью накопления капитала для инвестиций в новые области, новую продукцию, новые заводы. Затем, после того как предприятия, лишенные финансовой помощи, в конце концов закрываются по причинам слишком высоких издержек производства и неспособности конкурировать с японской продукцией или же в связи с принятием профсоюзом строгих правил по охране труда, менеджмент оказывается в положении, когда можно, несмотря на очевидные убытки, объявить о финансовых выгодах. Ведь фантастически запутанные налоговые законы Соединенных Штатов разрешают корпорации объявить об убытках от закрытия промышленного предприятия, а сумма этих убытков определяется с помощью подходящей для этого случая творческой системы бухгалтерского учета. Полученные цифры затем используются для уменьшения налогооблагаемых доходов от других операций фирмы. Таким образом, убытки трансформируются в прибыли.

В то же самое время финансовые страницы газет пестрят заголовками типа «Переворот в "Ю.С. стил" — диверсифицированный концерн теперь, после закрытия заводов, дает прибыль»[8]. Но это прославление финансового процветания и управленческого успеха не вызывает одобрения со стороны трудящихся в сталеплавильных городах, где десятками тысяч они объявляются лишними и ненужными. И действительно, они оказываются лишними, поскольку примерно пятая часть потребностей экономики США в стали сегодня удовлетворяется с помощью импорта.

Достигнув своих целей по сохранению полномочий принимать решения и увеличению прибылей, менеджеры «Ю.С. стил», по-видимому, поздравляют самих себя с тем, что они с честью выполняют свои обязанности. Эта оценка своей работы подкрепляется мнением о том, что трудящиеся являются товаром и что выгоды менеджеров являются высшей общественной ценностью. Таким образом, то, что в экономической теории описывается как мобильность капитала, превращается в разрушенные жизни, распадающиеся общины и чистую потерю производственной компетентности всей нации в целом[9].

Хотя закрытия заводов являются критически важными событиями для процесса деиндустриализации Соединенных Штатов, ни Бюро переписи США, ни какое другое федеральное агентство не ведут учета действительно закрываемых заводов. В то же время и правительство, и промышленность регулярно публикуют данные о занятости; эти данные показывают, что с 1967 по 1976 г. в северо-восточных штатах и на Среднем Западе число потерянных рабочих мест в промышленности составило 1,5 млн., в то время как в остальных регионах страны занятость увеличилась на 936 тыс. человек.

С 1969 по 1976 г. только в г. Нью-Йорк было потеряно в промышленности 620 тыс. рабочих мест[10]. В Акроне, штат Огайо, долгое время являвшемся центром резиновой промышленности США, с 1969 по 1979 г. было потеряно 16 тыс. из 100 тыс. рабочих мест. В то же время главные конторы ведущих резиновых компаний остались в Акроне, и в некоторых из них занятость среди служащих возросла[11]. До конца 70-х годов и на Северо-Востоке, и на Среднем Западе имело место дополнительное сокращение занятости в результате закрытия предприятий. Как сообщала «Нью-Йорк таймс», «в густонаселенных графствах Северного Огайо уровень безработицы значительно выше среднего по стране — он достигает 16%, причем безработица среди национальных меньшинств еще выше, особенно для проживающих в городах»[12].

Как только управляющие корпораций начинают рассматривать подразделения своих предприятий как машины для делания денег, характер выпускаемой ими продукции становится вторичным фактором. Главными становятся масса и особенно норма прибыли на капиталовложения. Большое внимание к прибылям не является чем-то новым для промышленного капитализма, но управленческий стиль, который включает пренебрежение к продукции, рабочей силе и общине, а также готовность перемещать ресурсы в любое место, где они могут принести наибольшую норму прибыли, расширились и усилились в результате увеличения числа и значимости конгломератов в промышленном мире.

Промышленные фирмы первоначально являлись предприятиями, которые выпускали специфическую продукцию или группу родственных видов продукции. Иногда, как на некоторых химических или металлургических (литейных) заводах, упор делался на сам процесс, а не на продукцию. Такие фирмы росли, расширяя свои основные операции путем горизонтального или вертикального роста. Горизонтальный рост означает приобретение других предприятий, выпускающих ту же самую продукцию; вертикальный рост означает приобретение предприятий, которые поставляют сырье или компоненты для специфической отрасли, или же предприятий, которые используют продукцию специфической фирмы.

Порвав с этой гомогенностью интересов, новый промышленный конгломерат представляет собой комплекс предприятий — иногда называемых отделениями, — который выпускает диверсифицированную продукцию. На с. 73 приведен примечательный перечень продукции, выпускаемый фирмами, приобретенными с 1943 по 1968 г. компанией «Текстрон». В этом огромном перечне лишь очень немногие виды продукции связаны вертикально или горизонтально с первоначальной продукцией фирмы «Текстрон», производившей когда-то текстиль.

Превращение фирмы «Текстрон» в конгломерат

Количество компаний Продукция, выпускаемая данной группой компаний
10 Текстиль (хлопчатобумажные, вискозные и синтетические ткани; шерстяные изделия, одеяла и пр.)
3 Материалы для обивки автомобилей и помещений
3 Авиакомпоненты (в эту группу компаний входит приобретенная в 1960 г. крупная фирма «Белл эйркрафт», выпускающая вертолеты, ракетные двигатели и другую авиатехнику)
11 Радиоэлектронное оборудование (разного назначения)
4 Оптические приборы
8 Металлический крепеж
2 Чугунные и стальные отливки
1 Цепные пилы
2 Измерительные инструменты
1 Научные исследования (по металлургии и атомной технике)
2 Арматура и вентили (для промышленности)
1 Штампованные изделия (из цветных металлов)
2 Штампованные изделия (из алюминия)
2 Металлические трубы
1 Оборудование для ванных комнат
2 Металлообрабатывающее оборудование
3 Станки
2 Литейное оборудование
2 Автозапчасти и компоненты
2 Электротехническое оборудование
1 Радиовещательное оборудование
3 Лаки и краски
2 Подшипники
3 Фанера
3 Пластмассы
2 Абразивные материалы
3 Оборудование (для судов, катеров, лодок и т. д. )
1 Туристский пароход (собственность фирмы «Текстрон»)
3 Мебель
1 Оборудование (для подводных работ)
2 Химикалии (для сельского хозяйства)
2 Выращивание бройлеров
2 Лекарства
1 Обувь
2 Ставни и двери (для защиты от ураганных ветров)
1 Тележки (для игры в гольф)
1 Браслеты для часов
1 Ручки и карандаши
1 Застежки-молнии
1 Металлическая посуда
6 Оптовый сбыт и разная продукция

Примечание. Все компании текстильной группы, откуда, собственно, и началась история конгломерата «Текстрон», к 1964 г. были распроданы.
Источник. Economic Report on Corporate Mergers.

Высшее руководство фирмы-конгломерата ориентируется на специфическую продукцию или технологический процесс; не может оно надеяться и на то, чтобы приобрести реальные знания различных технологий, использующихся в фирмах, контролируемых данным конгломератом. Соответственно гораздо более предпочтительным оказывается изощренный финансовый контроль, который в одинаковой степени можно использовать в отношении широкого круга предприятий. Ключевым критерием контроля становится прибыльность, и менеджеры конгломератов даже готовы избавиться от промышленных предприятий, если это служит интересам повышения прибыли всей фирмы.

С этой точки зрения очень важно, что с 1926 по 1968 г. статистика корпоративных слияний отражает значительное увеличение количества и относительной важности конгломерационных слияний. С 1926 по 1930 г. и с 1940 по 1974 г. новые конгломераты составляли в среднем 20% всех слияний корпораций в Соединенных Штатах. После 1950 г. имел место взрыв конгломерационных слияний; с 1951 по 1955 г. они составили 48% всех слияний корпораций, а в 1966—1968 гг. — 82% всех слияний[13]. Подробные исследования причин закрытия деловых фирм в Новой Англии, и особенно в штате Массачусетс, с 1969 по 1976 г. показывают, что в то самое время, когда конгломерационная форма слияния была преобладающей, именно среди фирм-конгломератов наблюдался и самый высокий темп ликвидации предприятий[14]. На момент написания данного труда нет никаких доказательств каких-либо изменений в этих тенденциях, и поэтому в силе остаются следующие иллюстрации этого процесса:

«В начале 1981 г. правление «Пенн сентрал», бывшей железнодорожной компании, характеризовало свою фирму как конгломерат недвижимой собственности, активов в нефтегазовой отрасли и развлекательных парков. Способность этой фирмы заняться активным поиском прибыльных приобретений в сильнейшей степени была стимулирована ощутимыми финансовыми убытками, зарегистрированными в то время, когда компания «Пенсильвания рейлроуд» заявила о своем банкротстве. В соответствии с налоговыми законами эти убытки, составившие в 1981 г. 600 млн. долл., представляют собой так называемый переходящий остаток, который может быть вычтен из будущих доходов и тем самым послужить лазейкой при выплате подоходного налога вплоть до 1985 г. Поиск новых приобретений вовлекает фирму главным образом в две сферы — нефтяной бизнес и электронику»[15].

«Санта-Фе индастриз», материнская компания фирмы «Атчисон, Топика энд Санта-Фе рейлуэй компани», должна теперь делить свой капитал между техобслуживанием и новыми инвестициями, в которых нуждается современная железная дорога, а также высокоприбыльными предприятиями, связанными с природными ресурсами, в которые фирма недавно вложила средства. Это символизирует наступление такого времени, когда руководство фирмы явно заинтересовалось возможным слиянием с компанией «Саутерн пасифик рейлроуд», поскольку активы последней включают нефть, газ, минеральное сырье, недвижимое имущество и трубопроводы[16].

«Президент правления "Ю.С. стил корпорэйшн" объявил, что примерно половина капиталовложений фирмы в сумме 975 млн. долл. в 1980 г. была направлена в сталеплавильное производство, а другая половина — в различные другие отрасли, в которых задействована фирма. Единственный вид промышленного предприятия, на которое "Ю.С. стил" не собирается тратить каких-либо денег в какое-либо ближайшее время, — это новый сталеплавильный завод»[17].

Творчески мыслящие менеджеры конгломератов разработали мириады методов для максимизации своих прибылей, будь то с производством или без него. «Выдаивание» филиалов, один из самых широко распространенных способов, связано со строжайшими ограничениями в расходах на техническое обслуживание заводов и оборудования, с уменьшением ассигнований на научные исследования и разработки и прекращением каких-либо вложений в новые заводы и оборудование. Таким образом, расходы по филиалу ограничиваются заработной платой рабочих, жалованьем инженерно-технического и административного персонала, а также стоимостью энергии и материалов. До тех пор пока филиал может выжить на этой голодной диете, он функционирует как «денежная корова», или как аккумулятор денег, которые центральное руководство конгломерата собирается израсходовать на другие приобретения. Конечно, эта паразитическая стратегия ограничена способностью филиала производить что-либо пригодное для продажи по цене, которая покрывает минимальные производственные расходы. Любое промышленное предприятие, с которым обращаются как с «денежной коровой», в конце концов окажется истощенным не только в финансовом отношении, но и как производственная единица.

Представляется, что именно эта практика была принята на вооружение компанией «Лайкс», после того как она приобрела кемпбелловские заводы «Янгстаун шит энд тьюб компани» в 1969 г. Анализируя тактику компании «Лайкс», нацеленную на закрытие кемпбелловских заводов фирмы «Янгстаун», нельзя не прийти к выводу, что после приобретения этих заводов «Лайкс» практически ничего не сделала для модернизации сталеплавильного производства. Как отмечается в статье, опубликованной в журнале «Бизнес уик» 3 октября 1977 г., «Лайкс» не стала вкладывать достаточных средств в обновление построенных еще до первой мировой войны подовых и доменных печей в Янгстауне... Расходы в критически важные 1970-1973 гг. составили в среднем лишь 27 млн. долл., т. е. чуть больше, чем необходимо на покрытие расходов на основное обслуживание печей. Будучи менее эффективным производством, чем большинство своих конкурентов, из-за старого оборудования, заводы фирмы «Янгстаун» испытывали трудности в конкурентной борьбе со своими более современными соперниками...» В это же самое время, когда сталеплавильные заводы «Янгстаун» были лишены средств на техническое обслуживание и капиталовложения, «Лайкс корпорейшн» получила высокие доходы, что позволило конгломерату расширить свои операции и приобрести дополнительные компании, включая страховую компанию, три больших хорошо автоматизированных грузовых судна, долю компании «Ю.Р. Грейс» в находившейся в совместной собственности этих двух компаний судоходной линии, компанию «Рамсейер энд Миллер» и в 1975 г. сталеплавильную компанию «Грейт вестерн»[18].

Стандартная бухгалтерская внутрифирменная практика может создать впечатление более высоких доходов и более крупных активов в расчете на одну акцию, чем можно обеспечить в действительных условиях производства. Менеджеры конгломератов извлекают выгоды из подобного творческого бухгалтерского учета потому, что это способствует повышению курса акций и цен других ценных бумаг фирмы, и последние в свою очередь становятся более ценными активами при покупке последующих предприятий. Одним из подобных бухгалтерских приемов является манипулирование оценками запасов с целью показать увеличение или уменьшение объема активов.

Поскольку повсеместно главной целью деловых операций признается прибыльность, очень важно подчеркнуть, что стратегия конгломератов включает и закрытие производственных филиалов, которые в действительности являются прибыльными. Проблема состоит в том, что эти предприятия функционируют недостаточно хорошо, для того чтобы преодолеть «барьер прибыльности», установленный менеджментом конгломератов. «Целевые нормы прибыли» могут вынудить закрыть предприятия, которые по другим стандартам, таким, как производство желаемой продукции, экономическая жизнеспособность, поддержание технической компетентности, вполне удовлетворительны. Барри Блюстоун и Беннетт Гаррисон приводят несколько интересных примеров подобного процесса.

Уильям Ф. Уайт и его коллеги в Корнелльском университете изучают случаи разрушения конгломератами жизнеспособных деловых фирм. Среди собранных ими материалов имеются многочисленные примеры закрытия предприятий, которые не смогли обеспечить целевые нормы прибыли, намеченные конгломератами. Например, нью-йоркский завод фирмы «Херкимер», производящий оборудование для библиотек, был приобретен в 1965 г. фирмой «Сперри рэнд». В течение двух десятилетий, за исключением одного года, завод всегда приносил прибыль, и тем не менее «Сперри рэнд» решила закрыть завод и продать заводское оборудование частично потому, что этот завод не приносил 22% прибыли на вложенный капитал. Именно этот стандарт использовался менеджментом данного конгломерата при определении приемлемой нормы прибыли на свои инвестиции...

Другим примером может служить «Бейтс мэньюфекчеринг компани», ведущая текстильная фирма в штате Мэн. После нескольких смен владельцев, последовавших после второй мировой войны, все заводы этой компании, за исключением одного в Льюистоне, были проданы текстильным конгломератам. Наконец и предприятие в Льюистоне было продано нью-йоркским вкладчикам капитала, которые были больше заинтересованы в угольном и энергетическом бизнесе. Энергетический бизнес обещал 15—20%-ную норму прибыли на инвестиции в противоположность устойчивой, но низкой норме прибыли в 5—7% от текстильного производства. Как верно заметил один менеджер с большим опытом, «эти ребята понимали не в текстиле, а в деньгах». Неудивительно, что новые владельцы решили закрыть завод в Льюистоне в 1977 г. Эти рабочие места были сохранены лишь после того, как рабочие этого завода и некоторые из его бывших управляющих предпочли выкупить его, воспользовавшись процедурой, носящей название ЭСОП[19].

...В нынешнюю экономическую эру жизнеспособные деловые фирмы могут быть закрыты — хотя они и приносят прибыль, — потому что они приносят недостаточную прибыль. Возможно, что наиболее драматическим примером этого явления может служить закрытие действовавшего в течение 87 лет завода велосипедных камер фирмы «Юнироял» в Индианаполисе в 1978 г.

Это предприятие долгое время было ведущим в стране производителем камер для шин. Оно приносило прибыль. Выплачивавшиеся здесь ежегодно 7 — 8 млн. долл. в качестве жалованья и зарплаты обеспечивали жизнь примерно 600 занятых на этом заводе. Компания в официальном заявлении о закрытии сослалась на «высокие трудовые издержки» и «устойчиво снижающийся спрос». Но профсоюзные лидеры и менеджеры, которые работали на этом заводе, рассказали совершенно другую историю. Они сказали, что «Юнироял» могла бы сохранить этот завод в числе действующих, если бы захотела, но под давлением рынка ценных бумаг менеджмент фирмы решил сконцентрировать свою энергию на обещающих более высокие темпы роста химических технологиях. Интервью с аналитиками, изучающими рынки ценных бумаг, подкрепило эту теорию. Ричард Хэйдон, аналитик из «Голдман, Сакс энд компани» говорит: «Перед нами ситуация, когда очень большая производственная единица оказывается конкурентом очень маленькой производственной единицы, но эта маленькая единица играет большую роль в жизни тех людей, которые здесь работают. Я думаю, это трюизм, что многие компании стали настолько большими, что не хотят глядеть на маленький рынок».

Данный случай имел счастливый конец. Вместе с президентом городского муниципалитета и с помощью президента профсоюза резинотехнической промышленности Питером Боммарито рабочие смогли убедить местных финансистов вложить капитал и выкупить завод у компании «Юнироял». Рабочие места были сохранены, в правлении директоров теперь сидят два представителя профсоюзов, и предсказывается, что через год среди рабочих будет распределена прибыль примерно в 0,5 млн. долл. и примерно столько же будет вложено в новое оборудование[20].

Статистика включает также случаи искусственной прибыльности или убыточности отдельных дочерних компаний конгломерата в соответствии с решениями менеджмента о распределении централизованных административных издержек и расходов по каждому из филиалов. Налоговые законы поощряют такие бухгалтерские операции в той степени, в какой различные действия, включая политический лоббизм, могут быть отнесены к статье производственных издержек, вместо того чтобы быть оплаченными из прибылей фирмы. Подобным образом когда предприятие закрывается, а его оборудование переводится в другие филиалы в других местах, то расходы на эту перевозку обычно также проходят по статье производственных издержек. Таким образом, федеральное правительство, теряя налоговые поступления, оплачивает примерно половину этих затрат.

И наконец, следует отметить, что конгломераты особенно хорошо приспособлены для таких операций, потому что они могут дебетовать заранее рассчитанные убытки — как, например, от закрытия того или иного предприятия — против прошлых или будущих прибылей конгломерата в целом. Конгломерат может «выдаивать» дочернюю компанию, способствуя физической деградации ее основных фондов, но в то же время максимизируя объявленную ценность этих же активов, объявляя их «убытками», когда приходит время платить налоги. Затем эти «убытки» превращаются в эффективную чистую прибыль путем уменьшения налоговой задолженности. С помощью такого механизма прибыли извлекаются путем уменьшения производственных мощностей и даже прекращения производства вообще[21]. Оговоренные в федеральных законах инвестиционные налоговые скидки и ускоренная амортизация также поощряют инвестиции в совершенно новые здания и промышленное оборудование, а не на обслуживание, которое поддерживает и улучшает существующее оборудование и производственные мощности.

В 60-е и 70-е годы конгломераты и другие американские корпорации особенно упорно изыскивали денежные и управленческие выгоды путем перенесения производственных операций в более выгодные места. В числе соображений, влиявших на такие решения, явно доминировали два: во-первых, дешевая и не объединенная в профсоюзы рабочая сила и, во-вторых, производственная база в быстро развивающихся экономиках с высокими доходами, в первую очередь в странах Западной Европы[22].

Стремление к выплате низкой заработной платы промышленным рабочим является частой причиной закрытия заводов. По сообщениям «Америкэн шу машин компани» решила закрыть производительные обувные заводы в различных городах штата Массачусетс с целью «приобретения их оборудования»[23]. Выступая перед комиссией по бюджету и налогам палаты представителей конгресса США, один вкладчик сказал, что он «купил современную американскую обувную фабрику, закрыл ее и отправил колодки, штампы, выкройки, управляющих и большую часть кожи в Европу», где он оказался способным продолжать обувное производство, выплачивая рабочим в час 50 центов вместо 3 долл. в штате Массачусетс[24].

Закрытие американских предприятий, особенно на Среднем Западе и на Северо-Востоке, является зачастую лишь первым шагом в процессе перемещения финансовых ресурсов сначала в штаты американского Юга, а затем — c 1950 г. во все возрастающем количестве — за границу. В книге, вышедшей в 1974 г., приведены документальные случаи закрытия 42 различных предприятий, которые производили предметы бытовой электроники, и последующего их перемещения за пределы Соединенных Штатов . Хотя не ведется общенационального подсчета числа предприятий. которые были закрыты в Соединенных Штатах только для того, чтобы впоследствии появиться где-то за границей, те, кто изучает многонациональные корпорации и перемещение капитала в международных масштабах, вскрыли множество случаев закрытия отдельных предприятий и последствий этих процессов. Вот некоторые примеры.

В 1966 г. в качестве альтернативы расширению своего старого телевизионного завода в Цинциннати, где имелся профсоюз, «РКА» открыла предприятие на 4 тыс. занятых в Мемфисе. Когда рабочие в Мемфисе объединились в профсоюз, «РКА» закрыла оба завода и перенесла все свое производство черно-белых телевизоров на Тайвань.

«Дженерал инструмент корпорейшн» является нью-йоркской фирмой, производящей электронное оборудование... В начале 60-х годов на предприятиях этой фирмы в Чикопи Фолс, штат Массачусетс, в Ньюарке, штат Нью-Джерси, и в штате Кентукки были заняты 14 тыс. производственных рабочих и механиков по техобслуживанию. К 1978 г. все эти заводы были закрыты, а все производственные операции, включая существующие станки и проекты установки нового оборудования, были перенесены — опять же — на Тайвань.

В 60-е годы «Литтон индастриз», известный конгломерат, приобрел фирму «Роял тайпрайтер». В последующие 15 лет внутреннее производство было перенесено из Хартфорда, штат Коннектикут, в Спрингфилд, штат Миссури, а затем — в Португалию и Англию, с тем чтобы преодолеть тарифный барьер «Общего рынка». В результате последнего шага в Америке было потеряно 4 тыс. рабочих мест...

Фирма «Бюлова» перенесла производство часов на новый завод недалеко от Паго Паго, Американское Самоа, где 60 самоанских рабочих собирают примерно 210 тыс. часов из деталей, доставляемых из Швейцарии, для их последующей отправки на рынок США... Президент фирмы «Бюлова» Гарри Хэншел заявляет: «Мы способны победить зарубежных конкурентов, потому что мы сами являемся зарубежными конкурентами».

В 1965 г. мексиканское правительство предложило американскому бизнесу дешевую рабочую силу, но на этот раз по свою сторону границы. Новая программа индустриализации пограничной зоны позволила находящимся целиком в иностранной собственности компаниям организовать производство практически без налогов и тарифов в пределах 125-мильной полосы вдоль границы. Министр торговли Мексики заявил в газете «Уолл-стрит джорнэл»: «Наша идея состоит в том, чтобы предложить альтернативу свободному предпринимательству в Гонконге, Японии или Пуэрто-Рико». В соответствии со статьями 806.30 и 807.00 тарифного законодательства США американские корпорации могут собирать продукцию в этой зоне и импортировать ее в США, выплачивая пошлину лишь на добавленную в ходе процесса стоимость — а именно издержки на дешевую мексиканскую рабочую силу.

С такой мощной поддержкой со стороны американского и мексиканского правительств американские компании, производящие одежду, электронику и игрушки, быстро переместились в пограничные зоны. Среди самых первых были «Литтон индастриз», «Транзитрон», «Моторола», «Фэйрчайлд», «Хьюз эйркрафт» и «Дженерал электрик». Начав с 72 разрешенных правительством США заводов в 1967 г., эти компании в конце 1974 г. имели 665 заводов и отгрузили в этом же году в США примерно на 450 млн. долл. «вновь созданной стоимости».

Многонациональные корпорации, использующие maquiladoros — этим словом мексиканские рабочие называют пограничные сборочные заводы, — включают фирмы «Норт америкэн рокуэл», «Барафз», «Дженерал инструментс», «Джи-Ти», «Сильвания», «РКА», «Леви-страус», «Пьюритан» и «Кайзер-рот». Менее чем за 10 лет «макиладорос» привлекли почти 13% рабочей силы пограничной зоны»».

В 1977 г. министерство торговли США обнаружило, что 3540 американских компаний имеют 24666 зарубежных филиалов. По всем данным, к 1980 г. эти компании имели в зарубежных заводах и предприятиях суммарные прямые капиталовложения на сумму примерно 200 млрд. долл. по сравнению с менее чем 12 млрд. долл. в 1950 г.[25]

Полное значение этого широкомасштабного перемещения финансового капитала из Соединенных Штатов лучше всего можно оценить, изучая эффект, оказываемый на материальные ресурсы, используемые в производстве, и на занятость в Соединенных Штатах. Хорошим примером для начала такого анализа может послужить автомобильная промышленность.

Как сообщается, один автомобильный дилер фирмы «Додж» в Маунткиско, штат Нью-Йорк, в качестве рекламы в ноябре 1980 г. предлагал наклейку на бампер, на которой было написано: «Этот автомобиль построен в Америке американцами для американцев». В действительности же почти 15% компонентов «Додж омни» и похожей модели «Плимут хорайзон» были произведены вне США. Еще более важным предзнаменованием будущих событий является идея «мирового автомобиля», с шумом выдвинутая крупнейшими автомобильными компаниями. Компоненты автомобиля «Форд эскорт» производятся в следующих странах:

Япония — ручной переключатель передач,

Испания — амортизаторы,

Бразилия — задние тормоза,

Великобритания — рулевое управление,

Италия — блок головки цилиндров,

Франция — ступицы и подшипники ступиц, а также сцепление,

Мексика — механизм подъема дверных стекол,

Тайвань — электропроводка,

ФРГ — втулки клапанов[26].

Форд также «предлагает новую модель "Фиеста", спроектированную и разработанную в Европе и собираемую в трех странах, которая включает двигатель из Великобритании и Испании, лобовое стекло из Оклахомы, США, колеса из Бельгии, коробку передач из Франции, карбюратор из Северной Ирландии и бензобак из ФРГ»[27].

Помимо четырех крупнейших автомобильных компаний США, имеются другие крупные фирмы, например «Борг-Уорнер», которая специализируется на производстве деталей для автомобилей. «Борг-Уорнер» имеет заводы в Японии, Австралии и Европе. Директор операций этой фирмы по Азии заявляет: «В Японии мы имеем совместное предприятие с японскими партнерами, и мы поставляем примерно 95% нашей продукции японским автомобилестроителям, в первую очередь на экспорт». «Итон корпорейшн», уже долгое время действующая в Кливленде, штат Огайо, теперь «производит гидравлические подъемники, а также впускные и выпускные клапаны для автомобильных двигателей на нескольких заводах в Европе. Она производит клапаны в Испании для автомобилей, строящихся в Великобритании, поставляет части для двигателей «Фольксваген», строящихся в ФРГ, которые затем отгружаются в Соединенные Штаты, и поставляет запчасти со своих заводов в Сагиноу, штат Мичиган, для автомобилей «Форд эврика», строящихся в Великобритании. Эта же компания строит завод клапанов в Мексике совместно со своим мексиканским партнером»[28].

Производство деталей является не более чем тривиальной операцией. В 1979 г. для автомобилей, собранных в Соединенных Штатах, за границей было произведено деталей и компонентов на сумму 6,8 млрд. долл. В расчете на среднюю ставку заработной платы в автомобильной промышленности порядка 15 долл. в час и 2000-часовой трудовой человеко-год эта сумма означает эквивалент примерно 226 тыс. человеко-лет труда американских рабочих и служащих. Автомобильная промышленность ожидает, что для собираемых в США автомобилей в 1985 г. будет импортироваться примерно 10% частей и компонентов, а к 1990 г. — 15%[29].

Основополагающий принцип «мирового автомобиля» состоит в том, что его компоненты будут производиться в многочисленных точках в главных мировых экономических регионах (Европе, Южной Америке, Северной Америке, Юго-Восточной Азии) и поставляться на сборочные заводы, располагающиеся в тех же самых местах. Как только это будет достигнуто, менеджеры международной автомобильной фирмы могут поставлять части и компоненты на сборочные заводы в том количестве и в те сроки, которые будут нужны. Возможность альтернативных поставок из различных мест сделает менеджеров гораздо менее уязвимыми к давлению со стороны профсоюзов в любом месте и на любом заводе. «Мировой автомобиль» является частью нового плана капиталовложений на сумму примерно 80 млрд. долл., проводимого крупнейшими автомобильными компаниями США и который симпатизирующие журналисты представляют как «план спасения, как астрономическую азартную игру, которая не пострадает от нескольких ошибок, как инвестиции... с помощью которых автомобилестроители надеются вернуть назад потерянный престиж и доминирующие позиции на рынке»[30].

Предположим, что этот план спасения сработает и что он вернет американским автомобилестроительным компаниям их престиж и доминирующее положение на рынке. Что же этот успех будет означать для трудящихся Соединенных Штатов?

Автомобилестроительная отрасль долгое время занимала центральное место в обрабатывающей промышленности страны. Поэтому когда в конце 1980 г. доля импортных автомобилей в стоимостном выражении в общем объеме продаж автомобилей в США составила 28%, это сигнализировало о наступлении кризиса в американской промышленной системе. В докладе президенту Картеру 11 января 1981 г. министр транспорта Нейл Голдшмидт писал:

«Автомобильная отрасль находится в центре промышленной экономики США. Совместно со сталеплавильной, резинотехнической, алюминиевой, металлургической, стекольной и электронной отраслями она оказывает огромное воздействие на нашу экономическую судьбу и на судьбы других наций мира:

— Примерно одно из каждых шести рабочих мест в Америке связано с автомобильной отраслью; в общем и целом более 4 млн. человек прямо заняты в автомобильной отрасли.

— Автомобильная отрасль потребляет 21% производимой в стране стали, 60 — синтетической резины, 11 — первичного алюминия, 30 — чугунного литья, 25 — стекла, 20% станков и значительную долю пластиков и электроники.

— Производство автомобилей требует широко развитой промышленной инфраструктуры: в производственный процесс по каждому автомобилю вовлечено более 100 заводов; более 2000 компаний производят товары в первую очередь для автомобильной отрасли, которая ежегодно получает от поставщиков оборудования и материалов на сумму 40 млрд. долл.

— Автомобильная отрасль сама по себе является крупным потребителем энергии. Почти 34% нефти, которую потребляет Америка, сжигается парком автомобилей»[31].

Ситуация, которая беспокоила Голдшмидта, может быть более легко понята из двух таблиц, представленных на с. 86—88. В первой перечислены предприятия автомобильной промышленности, закрытые на конец 1980 г. По фирмам «Крайслер» и «Форд» даны потери рабочих мест; по «Дженерал моторс» такие цифры отсутствуют, но они наверняка выше, чем суммарные цифры по фирмам «Крайслер» и «Форд». На сентябрь 1980 г. автомобильные фирмы США уволили или освободили около 340 тыс. рабочих и служащих. Почти в три раза больше людей, т. е. «примерно миллион трудящихся, потеряли свои рабочие места в отраслях, являющихся поставщиками автомобилестроения»[32].

Эти закрытия предприятий являются частью долговременного процесса перемещения производства в автомобильной, сталеплавильной и шинной отраслях. Самые крупные перемещения американского автомобилестроительного производства теперь будут происходить вне Соединенных Штатов. Это показано в нижеследующей таблице, в которой перечислены соглашения американских автомобилестроительных фирм о покупке частей и компонентов зарубежного производства для автомобилей, которые будут собраны в США. Если говорить более точно, то основой 80-миллиардного «плана спасения» автомобилестроения в США является план спасения менеджеров высшего эшелона автомобилестроительных фирм. Трудящиеся же из этих фирм будут в значительной степени заменены своими коллегами в Мексике, Японии, Бразилии, Франции, ФРГ и Италии.

Закрытие автомобильных заводов в США на конец 1980 г.

  Число
уволенных,
человек
ЗАВОДЫ ФИРМЫ «КРАЙСЛЕР»
Внутренней отделки, Лайонз, штат Мичиган 700  
Сборочный, Хамтрамк, штат Мичиган 5600  
Чугунолитейный, Фостория, штат Огайо 650  
Штампованных изделий, Детройт, штат Мичиган 2400  
Двигателей, Виндзор, провинция Онтарио, Канада 2400  
Сборки грузовиков, Сент-Луис, штат Миссури 4100  
Сборочный, Уоррен, штат Мичиган 2000  
Литейный, Детройт, штат Мичиган 2400  
На мысе Канаверал, штат Флорида 500  
Штампованных изделий, Детройт, штат Мичиган 4100  
 
Всего потеряно рабочих мест 24850  

ЗАВОДЫ ФИРМЫ «ФОРД»
Сборочный, Лос-Анджелес, штат Калифорния 2300  
Сборочный, Мава, штат Нью-Джерси 4800  
Литейный, Дирборн, штат Мичиган 1100  
Литейный, Виндзор, провинция Онтарио, Канада 1600  
Литейный, Флэт-Рок, штат Мичиган (объявлено о закрытии) —  
Двигателей, Кливленд, штат Огайо 2300  
 
Всего потеряно рабочих мест 12100  

ЗАВОДЫ ФИРМЫ «ДЖЕНЕРАЛ МОТОРС»
Сборочный, отделение «Понтиак», штат Мичиган
Сборочный, Сент-Луис, штат Миссури
Завод автомобилей «Корветт», Сент-Луис, штат Миссури
Двигателей для «Кадиллаков», Детройт, штат Мичиган
Литейный, Флинт, штат Мичиган В Канзас-сити, штат Канзас
(объявлено о возможном закрытии)
Сборочный, отделение «Кадиллак», Детройт, штат Мичиган

Обязательства, принятые автомобилестроительными фирмами США, относительно закупки компонентов зарубежного производства для их использования в американских автомобилях


Компонент Зарубежный источник Количество
(тыс. в год)
Период
(год)

«ДЖЕНЕРАЛ МОТОРС»
Двигатель V-6, 2,8 л (для легковых машин) «Дженерал моторс де Мексико» 400   с 1982-
Двигатель L-4, 2,0 л (с трансмиссией для минигрузовиков) «Исузу», Япония 1000   с 1981-
Дизель L-4, 1,8 л (для «Шеветт») «Исузу», Япония немного с 1982-
Двигатель L-4, 1,8 л (для джипов) «Дженерал моторс де Бразиль» 250   с 1982-
Автоматическая трансмиссия (для («Шеветт») «Дженерал моторс Страсбург» 250   с 1979-
«ФОРД»
Двигатель L-4, 2,2 л (для легковых машин) «Форд-Мексико» 400   с 1983-
Дизель L-4 (для легковых машин) «Тойо когё» 150   с 1983-
Двигатель L-4, 2,0 л (для минигрузовиков) » 100   с 1983-
Двигатель L-4, 2,3 л (для легковых машин) «Форд де Бразил» 50   с 1979-
Дизель 6-цилиндровый (для легковых машин) «БМВ Штегер» 100   с 1983-
Дизель 4-цилиндровый с турбонаддувом » 250  
Ручная трансмиссия (для легковых машин) «Тойо когё» 100   с 1980-
Алюминиевый блок головок для двигателя L-4, 1,6 л Европа, Мексика 250  
Электронная система управления двигателем легковых машин «Тосиба» 100   с 1978-
Шаровые соединения рулевых тяг (для легковых машин) «Мусаси Сеймибу» 1000   с 1980-
1984
«КРАЙСЛЕР»
Двигатели L-6 и V-8 (для легковых машин) «Крайслер де Мексико» 100   70-е годы
Двигатель L-4, 2,2 л «Крайслер де Мексико» 270   1981
Двигатель L-4, 2,6 л «Мицубиси» 1000   1981-
1985
Двигатель L-4, 1,7 л «Фольксваген» 1200   1978-
1982
Двигатель L-4, 1,6 л «Талбо» («Пежо») 400   1982-
1984
Дизель V-6, 2,0 л «Пежо» 100   с 1982-
Двигатель L-4, 1,4 л «Мицубиси» 300   с 1984-
Алюминиевые головки цилиндров (для L-4, 2,2 л) «Фиат»    
«АМЕРИКЭН МОТОРС КОМПАНИ»
Компоненты и силовая передача (для легковых машин «АМК-Рено») «Рено», Франция и Мексика 300   с 1982-
«ФОЛЬКСВАГЕН ОФ АМЕРИКА»
Радиаторы и штампованные детали для «Рэббитов» «Фольксваген де Мексико» 250   с 1979-
Двигатели и дизели L-4 (для легковых машин) «Фольксваген де Мексико» 300   с 1982-

Примечания: V-6 — V-образный двигатель, L-4 — рядный двигатель.

Специалист по автомобилестроительной технологии Гарли Шейкен обнаружил, что «вычислительная техника и телекоммуникационные средства позволяют принимать основные решения в штаб-квартирах корпораций, а производство в то же время оказывается децентрализованным по всему миру с целью использования низких ставок заработной платы и других преимуществ, свойственных загранице. Хорошим примером является драка за строительство заводов, производящих двигатели, в Мексике. Будучи привлеченной низкой заработной платой, «Дженерал моторс» строит в Мексике предприятия, которые будут производить 0,5 млн. шестицилиндровых двигателей в год; «Крайслер» удваивает производственную мощность своего еще незаконченного мексиканского завода до 440 тыс. двигателей в год. «Форд» строит завод мощностью 500 тыс. двигателей в год, а «Фольксваген» отказался от планов строительства двигательного завода в США в пользу расширения своего нынешнего мексиканского предприятия, производящего 300 тыс. двигателей в год»[33].

В то время как «Дженерал моторс» тратит 3 млрд. долл. на строительство или модернизацию шести сборочных заводов в Соединенных Штатах, компания одновременно направляет «еще 2 млрд. долл. на строительство новых сборочных автомобилестроительных заводов в Испании и Австрии»[34]. «Форд» в конце 1980 г. «сократил свои инвестиции в Северной Америке, но планирует расширить свои операции в Европе и Латинской Америке с помощью зарубежных инвестиций в объеме почти 36 млрд. долл. вплоть до 1985 г.»[35].

Строительство новых предприятий за пределами Соединенных Штатов лишь продолжает ту тенденцию, которую крупнейшие автомобилестроительные компании США демонстрируют неуклонно начиная с 1950 г. Но поведение американских автомобильных фирм ни в коем случае не является уникальным. Журнал «Форбс» регулярно собирает от многонациональных фирм США информацию о масштабах их зарубежных операций. В таблице (см. Приложение 1) подведены итоги собранной этим журналом в 1979 г. информации о процентной доле зарубежных активов в общих активах каждой из 76 крупнейших промышленных фирм. Вывод совершенно ясен: на 1979 г. 54% активов «Форд мотор компани» располагалось вне Соединенных Штатов. «Дженерал моторс», вероятно, быстро движется в том же направлении в результате массированного перемещения инвестиций, намеченного планом капиталовложений фирмы на 80-е годы. В среднем фирмы, включенные в список журнала «Форбс», числят как американские 63% своих активов — и отсюда каждый может легко вычислить, что 37% занятых в этих фирмах работают сегодня вне Соединенных Штатов. (Я исключил из этого перечня нефтяные и другие горнодобывающие компании, активы которых в значительной степени зависят от природного распределения минерального сырья в недрах земли.)

Как и следовало ожидать, американские профсоюзы оказались особенно встревожены поведением многонациональных фирм в развивающихся странах. Отдел промышленных профсоюзов Американской федерации труда — Конгресса производственных профсоюзов (АФТ—КПП) в 1975 г. докладывал, что «американские многонациональные корпорации в настоящее время используют в Колумбии труд тюремных заключенных. Минимальная заработная плата в столице страны, Боготе, недавно была повышена до эквивалента 1,33 долл. в день! Но американские компании типа «Б. Ф. Гудрич» и «Контейнер корпорейшн оф Америка» наряду с другими находят и эту мизерную сумму слишком большой. Вместо этого они используют труд 6 тыс. заключенных по стоимости ниже минимальной заработной платы без каких-либо дополнительных выплат и без возможности забастовок.

«Доул корпорейшн» по традиции выращивает основную массу своих ананасов на Гавайях, выплачивая организованным сельскохозяйственным рабочим примерно 3 долл. в час. Теперь она передвинула свои плантации на Филиппины, где платит 30 центов в час. Но цена ананасов, оплачиваемая покупателями США., не изменилась»[36].

Американские правительственные ведомства превозносят достоинства зарубежных районов для прямых американских инвестиций. Так, в одной из публикаций министерства торговли США Тайвань описывается как место с «либеральным налогообложением и другими стимулами, привлекающими иностранный капитал», при этом дается следующая оценка трудовой ситуации: «На Тайване нет активного рабочего движения, а правительство не вмешивается в переговоры о заработной плате. О забастовках здесь практически не слышали... и нет никаких трений в ходе переговоров между предпринимателями и профсоюзами при заключении коллективных договоров»[37].

Прямые зарубежные инвестиции фирм США в 1950 г. составили 11,8 млрд. долл., а в 1980 г. они достигли 200 млрд. долл. Более того, стоимость этих первоначальных инвестиций повышается, поскольку они использовались для строительства и эксплуатации промышленных и других подобных предприятий. Так, на 1973 г. рыночная стоимость первоначальных инвестиций в сумме 100 млрд. долл. оценивалась примерно в 160 млрд. долл. Применяя тот же самый коэффициент к инвестициям в объеме 200 млрд. долл., можно считать, что их рыночная стоимость на 1980 г. составила 320 млрд. долл. Примерно 40% этих инвестиций было сделано в промышленные отрасли, 30 — в нефтяную отрасль и еще 30% — в другие сферы[38].

В 1970 г. доля капитала, контролируемого американскими фирмами в отраслях обрабатывающей промышленности за границей, составляла 26,1% капитала, контролируемого американскими корпорациями в обрабатывающей промышленности самих США. Для некоторых отраслей обрабатывающей промышленности доля зарубежного капитала была значительно выше. Так, для автомобилестроительных фирм их капитал за границей составлял 95% их капитала внутри страны, т. е. они были практически равны. В столь же важных машиностроительных отраслях зарубежный капитал американских фирм составлял 48% внутреннего капитала[39].

Начиная с 1950 г. темп роста зарубежных инвестиций, как представляется, ускорился. В целом по обрабатывающей промышленности зарубежные инвестиции фирм США в новые заводы и оборудование в период с 1957 по 1961 г. составили 12% по отношению к инвестициям внутри страны. С 1967 по 1970 г. доля зарубежных инвестиций составила 21% внутренних инвестиций. Эта сухая денежная статистика прямо переводится в наличие или же, наоборот, в уменьшение рабочих мест в Соединенных Штатах.

Профсоюз работников электротехнической отрасли, члены которого особенно сильно пострадали от экспорта занятости из Соединенных Штатов, докладывает: «В 1966 г. производители электротехнического оборудования вложили в американские заводы и оборудование в шесть раз больше средств, чем в свои зарубежные предприятия — 1,2 млрд. против 200 млн. долл. К 1979 г. ситуация полностью изменилась. Многонациональные фирмы США вложили 5,1 млрд. долл. внутри страны, но 13 млрд. долл., т. е. в два с лишним раза больше, за границей»[40].

К 1970 г. в многонациональных корпорациях США во всех отраслях за границей было занято 4780 тыс. человек, или 7,8% числа занятых в самих Соединенных Штатах. Однако в обрабатывающей промышленности число занятых в зарубежных филиалах и дочерних компаниях американских фирм составило 3293 тыс. человек, или 17,1% по отношению к занятости во всей обрабатывающей промышленности США. В автомобилестроении отношение занятости за границей к занятости внутри США составило 73%, а в машиностроении — 25,9%. Все говорит о том, что экспорт капитала способствует значительному расширению занятости вне Соединенных Штатов.

На каждый миллиард долларов прямых зарубежных инвестиций американских промышленных фирм в Соединенных Штатах ликвидируется примерно 26,5 тыс. рабочих мест[41]. Это означает, что прямые зарубежные инвестиции в объеме 200 млрд. долл. из Соединенных Штатов Америки в 1980 г. соответствуют перемещению из США в зарубежные регионы примерно 5300 тыс. рабочих мест[42].

В тот же самый период зарубежные филиалы промышленных фирм США, конечно же, производили и продавали свою продукцию за границей. Что касается обрабатывающей промышленности в целом, то находящиеся под контролем американских фирм зарубежные филиалы произвели в 2,3 раза больше продукции, чем экспортировалось из Соединенных Штатов. Для автомобилестроения это соотношение составило 4,6, а для машиностроения — 1,5 раза[43].

Перспективы изменения занятости в самих Соединенных Штатах и перспективы технологической компетентности американской промышленности в сильнейшей степени зависят от соотношения между выпуском продукции в филиалах американских фирм за границей и экспортом из США. В 1957 г. для критически важной машиностроительной отрасли это соотношение составило 2,25. С 1963 по 1966 г. это соотношение равнялось 2,4, а в 1974-1976 гг. оно поднялось до 3,7[44].

Совершенно ясно, что возможности для роста занятости, а также производственные мощности Соединенных Штатов пострадали от параллельного успеха американских фирм, производящих и продающих свою продукцию за границей.

Но предположим, что просуммированные выше взаимосвязи между показателями хозяйственной деятельности американских многонациональных фирм внутри страны и за границей представлены неправильно и что зарубежные инвестиции фирм США способствуют тому, что эти последние отнимают бизнес у других иностранных фирм. Ключевой момент подобного предположения заключается в том, что сегодня, как и 100 лет назад, возможно спроектировать, создать и продать на конкурентных условиях как внутри Соединенных Штатов, так и на мировом рынке продукцию с производственных предприятий, расположенных в Соединенных Штатах. Как и в прошлом, внимание к разработке гражданской продукции и инвестициям с целью увеличения производительности труда может компенсировать высокие производственные издержки в США и сделать американскую продукцию конкурентной как внутри страны, так и за границей. Те отрасли в Западной Европе, где выплачиваются более высокие, чем в США, зарплата и жалованье, способны проектировать, производить и экспортировать качественную продукцию на американский рынок. Имеются технические альтернативы, которые открывают перед располагающимися в Соединенных Штатах производителями те же самые возможности, но эти альтернативы не используются менеджерами, которые сфокусировали свои усилия на быстрых краткосрочных финансовых выгодах и чья модель успеха заключается не в хорошо спланированной производственной системе, а в финансовых махинациях, требующих гораздо меньше усилий.

Вывоз из Соединенных Штатов финансового капитала корпораций и рабочих мест в сильнейшей степени стимулирован серией примечательных налоговых льгот, которые распространяются на американские инвестиции за границей. Налоговый кредит на зарубежные операции служит субсидией для американских многонациональных фирм. Когда зарубежный филиал выплачивает налоги национальным правительствам за границей, то эта сумма вычитается из налоговых обязательств американской материнской фирмы. Если же случится, что зарубежный налог превысит внутренний американский налог по тому же самому филиалу, то этот «излишний» налог может быть вычтен в виде кредита из подлежащих выплате налогов в США по другому филиалу в той же самой зарубежной стране. Более того, такие налоговые «излишки» могут переноситься на прошлые или будущие доходы, подлежащие налогообложению.

Когда зарубежный филиал американской многонациональной корпорации снова вкладывает свои прибыли за границей, то эти деньги, не будучи возвращены под юрисдикцию США, не подлежат налогообложению со стороны американских властей. Соответственно, многонациональные корпорации США в жизненно важных станкостроительных отраслях предрасположены к тому, чтобы год за годом во все большей пропорции использовать для своих новых инвестиций деньги из «нераспределенных» прибылей своих филиалов за границей. Так, за период с 1966 по 1969 г. новые инвестиции за рубежом американских станкостроительных многонациональных фирм состояли в среднем на 38% из новых капиталов из Соединенных Штатов и на 62% из нераспределенных прибылей из их зарубежных филиалов. В 1975 — 1978 гг. 13% новых инвестиций поступило из США, а 87% было обеспечено за счет прибылей зарубежных филиалов[45]. Это означает, что данные фирмы стали очень богатыми за очень короткое время в огромной степени благодаря федеральному правительству, которое не собирает подоходного налога с огромной массы фондов, использующихся для новых капиталовложений за рубежом.

В рамках федерального правительства также действует Корпорация зарубежных частных инвестиций (ОПИК), которая гарантирует американских вкладчиков капитала за рубежом от опасностей, грозящих их инвестициям в случае «экспроприации, войны, революции и восстания». В ситуациях, когда частные страховые компании могут колебаться и не застраховать зарубежные инвестиции от политического риска, ОПИК выдаст страховой полис на 20 лет под очень низкие проценты. Более того, страховка ОПИК обеспечена «полным доверием и кредитом федерального правительства Соединенных Штатов». Этот страховой фонд помогает превращать зарубежные прибыли в американские доллары и предлагает зарубежным инвесторам связь с другими американскими федеральными ведомствами, заинтересованными в данных делах или регионах[46].

Пресса деловых кругов США делает упор на вклад во внешнеторговый баланс США, обеспечиваемый притоком прибылей за счет инвестиций, сделанных за рубежом в течение длительного времени американскими многонациональными фирмами[47]. Некоторые журналисты даже выдвинули идею «торговых излишков», представляющих разницу между экспортом продукции данной фирмы в сравнении с импортом продукции той же фирмы[48]. Но все эти подходы игнорируют одно соображение, которое является центральным для данного анализа: каким образом экспорт финансового капитала влияет на производственные мощности и занятость в самих Соединенных Штатах?

Для инвестиций американских корпораций в развивающихся странах огромное преимущество в заработной плате обещает привлекательные низкие производственные издержки и, таким образом, в совокупности с федеральными налоговыми льготами на зарубежные инвестиции и наличие страхования по типу, предлагаемому Корпорацией зарубежных частных инвестиций, чрезвычайно способствует расширению американских инвестиций в этом регионе. Тем не менее, до настоящего времени большая часть американских прямых зарубежных инвестиций в обрабатывающую промышленность направлялась в Западную Европу. Что же привлекает американские фирмы здесь и в развивающихся странах?

Очевидно, что одно из преимуществ обнаруживается в ставках заработной платы производственных рабочих обрабатывающей промышленности США и ряда развивающихся стран. В 1977 г. действовали следующие ставки, долл.[49]:

США — 10,00

Канада — 9,04

Япония — 5,61

Бельгия — 13,18

Франция — 9,23

ФРГ — 12,26

Италия — 8,26

Нидерланды — 12,17

Швеция — 12,51

Великобритания — 7,37

Полезно посмотреть, что же произошло с заработной платой промышленных рабочих в США по сравнению с другими промышленно развитыми странами. В середине 1980 г. имело место следующее соотношение ставок заработной платы, или почасовой «компенсации», производственных рабочих в обрабатывающей промышленности промышленно развитых стран (компенсация включает в себя как денежное вознаграждение, так и дополнительное вознаграждение в неденежной форме.), долл.:

США — 7,6

Бразилия — 1,4

Мексика — 1,82

Гонконг — 1,05

Сингапур — 0,85

Южная Корея — 0,64

Тайвань — 0,75

Из этого перечня видно, что четыре страны платили более высокую заработную плату своим производственным рабочим, чем выплачивалось в Соединенных Штатах. Из не вошедших в этот список следует назвать Данию, Норвегию и Швейцарию[50]. Идея о том, что в Соединенных Штатах выплачивается самая высокая в мире заработная плата, уже устарела. В середине 1980 г. по величине заработной платы промышленных рабочих Соединенные Штаты занимали девятое место среди всех государств мира. В 50-е и 60-е годы дело обстояло совершенно иначе, и в то время более низкая заработная плата рабочих Западной Европы привлекала прямые зарубежные инвестиции американских промышленных фирм.

Одно время казалось, что американские вкладчики капитала двинулись в Европу с целью извлечь прибыль за счет низкой заработной платы, но теперь это стало историей. В действительности одним из важных экономических фактов нашего времени стала тенденция более быстрого роста заработной платы в странах Западной Европы по сравнению с Соединенными Штатами в 60-е и 70-е годы[51].

Некоторые исследователи доказывают, что американские фирмы тем не менее продолжали концентрироваться на Западной Европе в стремлении проникнуть в «Общий рынок» и избежать тарифных барьеров. Но японские фирмы очень активно действуют в Западной Европе, продавая огромный ассортимент продуктов, сделанных непосредственно в Японии. Такая же логика содержится и в идее о том, что возможные преимущества заключаются в том, чтобы укорениться в таком регионе со столь быстрым экономическим ростом, каким является «Общий рынок», путем создания своих предприятий непосредственно на месте. Факт состоит в том, что японские фирмы чрезвычайно успешно действуют в части экспорта станков всех типов и другого высокотехнологичного оборудования в регион «Общего рынка». Японцы оказались способными конкурировать здесь на основе проектирования, обеспечения качества и низких цен, опирающихся на высокую производительность их промышленной системы. В чем же тогда заключаются возможные выгоды, которые, как представляется, продолжают привлекать новые американские инвестиции за границей?

Прежде всего, будучи один раз осуществлены, эти инвестиции становятся непрерывным источником нового капитала. Этот капитал, реинвестированный за границей и таким образом освобожденный от федеральных налогов США, приносит гораздо более высокую реальную норму прибыли, чем та, которая может быть получена из сравнимых по объему инвестиций в самих Соединенных Штатах. Это подтверждено анализом сравнительных норм прибыли для американских фирм за границей в сравнении с их операциями в самих Соединенных Штатах[52]. Одновременно, начав и расширяя операции на современных заводах за рубежом, управляющие американских промышленных фирм избегают упорной работы по совершенствованию продукции и самих производственных мощностей у себя дома.

В общем и целом закрытие американских промышленных предприятий и перемещение капитала за границу обеспечивает огромные возможности для увеличения прибыли и расширения контроля над рынком. Но эти же действия уменьшают производство и занятость в США. Но ведь в принятии управленческих решений главным является увеличение прибылей и усиление контроля, а отнюдь не продукция и не рабочие места.

Тенденции развития американской экономики, описанные в этой главе, не являются единственным в мире примером конфликта между частной прибылью и благосостоянием общества, основанном на производственной компетентности. Исследователи истории британского экономического развития отмечали: «Британские зарубежные инвестиции были прекрасной системой, пока она существовала, но она содержала фатальную слабость... Британцы экспортировали огромные суммы капитала и в короткие сроки сделали кучу денег. Но это же привело к атрофии британской промышленной базы. В той степени, в которой британцы развивали мир, они пренебрегли развитием своей собственной экономики»[53].


СНОСКИ

[1] См. The Wall Street Journal, September 23, 1980.<<

[2] См. U. S. News and World Report, October 10, 1977.<<

[3] См. The New York Times, February 19, 1981.<<

[4] Barry Bluestone and Bennett Harrison. "Why Corporations Close Profitable Plant". — Working Papers, Мау—June 1980.<<

[5] Thomas From. "U. S. Investment Dollars Are Deserting America". — Pacific News Service, July, 1, 1980.<<

[6] The New York Times, February 19, 1981.<<

[7] См. The New York Times, April 2, 1981.<<

[8] The New York Times, February 19, 1981.<<

[9] «Происходящее в США сильно отличается от законов и традиций Западной Европы. В мае 1979 г. группа официальных лиц профсоюзных организаций США (в нее вошли профсоюзы автомобильной, авиакосмической и сталеплавильной отраслей, профсоюз рабочих сельскохозяйственного машиностроения, а также Международная ассоциация механизмов) опубликовала доклад «Экономические неурядицы, закрытие заводов, перемещение заводов и их конверсия». В этом докладе речь шла о промышленной политике и программах, проводимых в трех странах, а именно в Швеции, Англии и ФРГ. Авторы доклада обнаружили, что страны — члены «Общего рынка» были обязаны выполнять «минимум стандартов, установленных национальными законами с целью регулирования поведения корпораций в случае закрытия заводов и массовых увольнений; действительные стандарты были равны или превосходили минимальные требования в связи с закрытием предприятий и увольнениями: сюда входили предварительное уведомление о закрытии предприятий и увольнениях, совместные консультации с профсоюзами, методы сохранения доходов увольняемых и обеспечение занятости в других сферах и т. п.».<<

[10] См. The New York Times,February 19, 1981.<<

[11] См. The New York Times, September 21, 1980.<<

[12] Ibid.<<

[13] См.: Barry Bluestone and Bennett Harrison "Capital and Communities: The Causes and Consequences of Private Disinvestment". Washington, D. С: The Progressive Alliance, 1980, р. 123.<<

[14] Ibid., р. 20, 41.<<

[15] The New York Times, February 23, 1981.<<

[16] The New York Times, November 10, 1980.<<

[17] The Wall Street Journal, November 6, 1980.<<

[18] См.: Edward Кеllеу and Lee Webb. "Plant Closings, Conference on Alternative State and Local Policies". Washington, D. С., 1979, р. 16—17.<<

[19] ЭСОП — Employee Stock Ownership Plan, план приобретения акций работниками, который дает рабочим и служащим возможность с помощью средств Управления экономического развития в составе федерального правительства выкупать предприятие, которому угрожает закрытие.<<

[20] Bluestone and Harrison. "Capital and Communities..." Op. cit., р. 200—202; Jonathan Kwitny. "Tube Plant, 600 Jobs Saved in Indianapolis — in the Nick of Time". — The Wall Street Journal, March 22, 1978, р. 1.<<

[21] Поскольку снижающиеся темпы роста производительности труда в американской промышленности стали проблемой национального масштаба, стоит остановиться на связи между закрытием завода и его последующим перемещением с производительностью в промышленности. Джон Уллманн и Джефри Уэнзел из университета Хофстра исследовали вопрос об изменении производительности труда в ведущих отраслях промышленности в зависимости от местоположения заводов. Они обнаружили, что «нет систематической связи между изменениями в производительности и расположением предприятий в «Солнечном поясе», и скорее изменения производительности являются национальными по масштабу. Они являются функцией самой отрасли, а не местом ее расположения. Задокументированное снижение производительности не может быть отнесено просто к деградирующему промышленному Северу и отнюдь не компенсируется «Солнечным поясом», развивающим свою собственную аналогичную промышленную базу... Проблемы, обрушивающиеся как на отрасли, так и на людей, часто имеют привычку следовать за своими владельцами». (J. E. Ullmann, J. Wenzel. Regional Changes in Manufacturing Productivity. Hofstra Univ., 1981.)<<

[22] Исследователи деиндустриализации в США отмечают, что Фантус, вице-президент консультативной фирмы по размещению заводов, так объяснил перемещение многих фирм с Северо-Востока и Среднего Запада на Юг США: «Стоимость рабочей силы давно и повсеместно стала самой главной проблемой. В девяти случаях из десяти вы можете смело объяснить это перемещение высокой стоимостью рабочей силы и развитием профсоюзов». — Еdwаrd. Кellеу. "Industrial Exodus. Conference on Alternative State and Local Policies". Washington, D. С., 1977, р, 3.<<

[23] Bluestone and Harrison. "Capital and Communities..." Ор. cit., р. 53.<<

[24] См.: Richard Barnet and Ronald M?ller, "Global Reach". Simon & Schuster, 1974, р, 307.<<

[25] См. The Wall Street Journal, March 11, 1981.<<

[26] См. The New York Times, November 9, 1980.<<

[27] Ibid.<<

[28] Ibid.<<

[29] Ibid.<<

[30] Williаm Serrin. "Detroit Strikes Back". — The New York Times, September 14, 1980.<<

[31] U. S. Department of Transportation. "The U. S. Automobile Industry, 1980. Report to the President from the Secretary of Transformation", January 1981.<<

[32] «Дженерал моторс», например, объявила о закрытии еще четырех заводов в Трентоне, Кливленде и Детройте (2) и об увольнении 9620 рабочих. — The New York Times, February 26, 1982.<<

[33] Harley Shaiken. "How Auto Workers Will Pay for Dig Three Recovery". — Pacific News Service, July 23, 1980.<<

[34] The New York Times, November 7, 1980.<<

[35] The New York Times, August 29, 1980.<<

[36] Viewpoint 5, № 4 (1975), р. 7, 8 (AFL CIO, Industrial Union Dept., Washington, D. С.).<<

[37] Ibid.<<

[38] См.: Peggy Musgrave. "Direct Investment Abroad and the Multinationals: Effects on the United States' Economy", prepared for the U. S. Senate, Committee on Foreign Relations, Subcommittee on Multinational Corporations. Government Printing Office, August 1975, р. xi, 11, 12.<<

[39] См.: P. Мusgrаvе. Ор. cit., р. 13.<<

[40] UE News, December 8, 1980.<<

[41] Эта оценка взята из: Robert Frank and Richard Freeman. "The Distributional Consequences of Direct Foreign Investment". Academic Press, 1978. Фрэнк и Фриман из Корнельского университета провели подробный отраслевой анализ последствий иностранных капиталовложений с точки зрения занятости в США. В их оценках учитываются сравнительные тенденции изменения издержек в США и за рубежом. Но воздействие на занятость не учитывает увольнений в сфере услуг, торговле и т. п. Оценки Фрэнка и Фримана базируются на данных 1970 г.<<

[42] При анализе воздействия прямых иностранных капиталовложений на занятость необходимо принимать во внимание ряд методологических проблем. Квалифицированный анализ главных исследований в этой области представлен в работе: P. Musgrave. Op. cit., ch. 8, 9, 10.<<

[43] См.: Р. Мusgrаvе. Ор. cit., рр. 14, 15.<<

[44] См.: Machinery and Allied Products Institute. "The Role of U. S. Manufacturing and Machinery Investment Abroad — А Review and Current Appraisal". Washington, D. С., November 1979.<<

[45] Ibid.<<

[46] См.: In These Тimes, April 22—28, 1981, р. 4.<<

[47] См. The Wall Street Journal, March 11, 1981.<<

[48] См. The New York Times, January 4, 1981.<<

[49] См. Monthly Economic Letter (Citibank), December 1978, р. 13.<<

[50] Неопубликованные данные Бюро трудовой статистики.<<

[51] См. Viewpoint 5, № 4, 1975, р. 14.<<

[52] См.: P. Musgrave. Op. cit., р. 107.<<

[53] Viewpoint 5, № 4, 1975, р. 15. Вслед за оттоком капитала из Англии последовала и эмиграция в основные страны Содружества ученых, инженеров, техников и квалифицированных рабочих.<<


Глава 2