Глава 7 - Прибыли без производства - Сеймур Мелман

Оглавление


Глава 6


Глава 7
ЭВОЛЮЦИЯ КРИТЕРИЕВ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ ПРОИЗВОДСТВЕННУЮ ТЕХНОЛОГИЮ

Было время, когда для управляющих в промышленности было немыслимым представить себе, что они могут делать деньги, не производя товаров, что прибыли могли бы непрерывно возникать в системе, которая уделяет все меньше и меньше внимания собственно производству. Мнение о том, что источником богатства является производство, основано на экономической теории, организации производства, технических науках и на методах обучения промышленных управляющих кадров.

И Адам Смит, и Карл Маркс уделили огромное внимание организации производства, разделению труда и роли, которую эти факторы играют в выборе и применении технологии. Как считал Адам Смит, за свое участие в организации производства бизнесмен получает справедливое вознаграждение, определяемое конечной ценностью, или стоимостью продукции, которую он продает. Карл Маркс делал упор на прибавочную стоимость, которую бизнесмен извлекает из рабочих, платя им меньше, чем он сам получает на рынке. В этих различных аналитических подходах было, однако, общее основание: прибыль связывалась с производством.

По мере того как бизнесмены все более изощрялись в делании денег за счет производства, они требовали систематизированных методов для обоснования выбора среди альтернативных технологий производства и расчета выигрыша в затратах. Отсюда родились две новые дисциплины: инженерная экономика и организация производства. Инженерная экономика была разработана с целью создания методов расчета затрат промышленного производства и сравнения затрат при альтернативных технологиях производства[1]. В 20-е годы технические факультеты американских университетов начали создавать программы и курсы по организации производства, на которых предлагались методы организации всех факторов производства во взаимоувязанные работающие системы, причем особое внимание уделялось экономическому обоснованию выбора среди различных альтернативных технологий.

Организация производства при использовании технологии производства ХХ столетия включает несколько ступеней. Самые ранние попытки управляющих-инженеров включить людей в работу (создать системы «человек-машина») осуществлялись с помощью «хронометрирования и изучения трудовых движений». При их изучении определялись трудовые и координирующие движения. а также их последовательность при выполнении определенного трудового задания. С помощью хронометрирования определялась скорость выполнения того или иного рабочего задания[2]. Такой подход является, в сущности, методом управленческого контроля над промышленной рабочей силой. Применение подобных методов и их результатов находится в центре бесконечных споров и борьбы между управляющими и рабочими. Ведь нормы на трудовые показатели всегда зависели от собственных ценностей и предпочтений управляющих.

После второй мировой войны в проектирование системы «человек—машина» была внедрена новая технология. За время войны специалисты по прикладной психологии научились проектировать инструменты, управляющие органы станков, контрольные приборы и табло и т. п. с учетом сенсорных и двигательных способностей людей. На этой основе получила быстрое развитие человеческая инженерия (эргономика, биомеханика). Обычным явлением на технических факультетах стали лаборатории по изучению «человеческих факторов». Новое знание все шире применялось проектировщиками инструментов и станков различных классов[3].

Новые исследования характера и плана работы, в особенности выполненные профессором Робертом Карасеком-мл., дали возможность по-новому взглянуть на планирование простых рабочих операций и организацию промышленного производства. Карасек обнаружил, что когда имеет место сочетание малой свободы в отношении принятия решений и необходимости выполнять тяжелую работу, то обычным результатом является умственный стресс и чрезвычайно высокий процент связанных с нервным напряжением заболеваний, включая коронарные заболевания сердца. Проведенные Карасеком исследования работников различных профессий, классифицированные по степени напряженности (тяжести) работы и по степени свободы выбора производственных решений, показывают устойчивую связь психологических и физических факторов. Его данные основаны на исследованиях, проведенных в различных странах и с работниками различных профессий[4]. На этих исследованиях основывается серьезный пересмотр традиционной мудрости и тех заповедей, которые сформулировал Фредерик Тейлор, утверждавший, что немыслимо представить, чтобы основная масса «синих воротничков» могла достичь такого уровня образования, профессиональной квалификации и способности к собственным суждениям, которые были бы «достаточны для оправдания передачи рабочим существенного права решать вопросы организации и координации рабочих заданий»[5]. Карасек привлекает внимание к решительному изменению в уровне формальной подготовки американской рабочей силы по сравнению с эпохой Тейлора. В 1890 г. лишь 3,5% рабочей силы имели среднее образование; в 1970 г. среднее образование имели 60% всех занятых. Поэтому планирование промышленной работы в соответствии с рецептами Фредерика Тейлора в конце ХХ столетия означает недоиспользование промышленной рабочей силы, поскольку содержание работы умышленно «упрощается» с целью снижения требований к квалификации рабочих и тем самым уменьшения их зарплаты.

Знания, накопленные в последние годы об альтернативных способах планирования работы и о ее физических и социальных последствиях, открывают новые возможности для взаимосвязи содержания физической работы, принятия решений и производительности труда. Рабочие операции и организацию труда можно сегодня планировать с целью обогащения трудового опыта: превращения предприятия из места, где «тянут лямку» ради того, чтобы существовать, в место, материальные и социальные особенности которого продуманы таким образом, чтобы способствовать наилучшему проявлению человеческих возможностей при выполнении физических задач и совместном контроле над ними.

В течение долгой истории развития американской промышленности, которая началась в конце Гражданской войны в 1865 г., доминирующим импульсом для проектирования новой технологии и первым критерием при выборе среди альтернативных технологий была минимизация производственных издержек. В действительности среди промышленных управляющих западного капитализма минимизации издержек обычно рассматривалась как критерий эффективности производства. До тех пор пока это оставалось главной целью, инженеры причислялись к промышленной элите не только как проектировщики и организаторы производственных операций. но и как копилка талантов, откуда и выбирались генеральные директора фирм.

Если цель состоит в минимизации издержек, то главной заботой управляющих являются альтернативы производства, включая альтернативы планирования, организации и собственно производственных операций. В таком случае основные производственные затраты — а также затраты, которые прямо зависят от выбора менеджмента в промышленном производстве, — связаны с затратами на труд и на оборудование. (В химических отраслях промышленности главными статьями расходов являются затраты на оборудование, а также на материалы и топливо.)

Когда управляющие и инженеры крупной промышленной системы пытаются минимизировать свои производственные затраты, параллельно с этим происходят важные изменения в соотношении между заработной платой и рабочей силой и ценами на оборудование. Под воздействием рыночных сил, а также переговоров между предпринимателями и профсоюзами заработная плата проявляет тенденцию к увеличению. В то же самое время, однако, цены на машины и оборудование растут (или не растут вовсе) не так быстро, как зарплата. На первый взгляд это может показаться загадочным, поскольку можно прийти к выводу, что все производство в конечном счете является итогом чьего-то труда. Почему же тогда рост цен на продукцию труда отстает от роста заработной платы за труд?

Минимизируя затраты, управляющие и инженеры фирм, выпускающих машинное оборудование, пытаются сдержать рост издержек производства. Поэтому, когда одна из главных статей затрат — например, затраты на труд или на сырье — быстро возрастает, управляющие этих предприятий изыскивают пути, чтобы компенсировать рост затрат и тем самым удержать свою продукцию на конкурентном уровне или же сделать ее более конкурентоспособной, чем продукция фирм-соперников.

С этой целью можно частично видоизменить продукцию или же внести изменения в используемые материалы. Еще более важно, что изменения претерпевает не только организация труда в производстве данной продукции, но также меняются инструменты и станки, используемые для производства указанной продукции.

В этом случае инженеры изучают различные типы оборудования, доступные для выполнения необходимых производственных операций. В каждом случае они обнаруживают, что эти возможности можно проранжировать в соответствии со степенью механизации, которая в свою очередь варьируется в прямой связи с ценой оборудования. В типичном случае чем выше механизировано и больше стоит оборудование, тем большую работу можно на нем выполнить за единицу времени и в расчете на единицу времени станочника. Таким образом, более высокая производительность труда достигается с помощью большей механизации и больших затрат в основное оборудование. Задача инженера состоит в том, чтобы для каждой технологической альтернативы определить затраты на единицу сделанной работы. Для самого дорогого и высокопроизводительного оборудования низкая норма его использования означает, что фиксированные затраты на этот станок должны быть разделены на меньшее количество продукции, в результате чего производственные издержки на единицу продукции вырастут. Для этого же класса оборудования затраты на единицу оборудования быстро снижаются, если оно используется более интенсивно. Таким образом можно сравнить связь между издержками и количеством продукции для альтернативных технологий.

Критически важный результат подобных расчетов состоит в том, что, по мере того как цена рабочей силы растет более быстрыми темпами, чем повышаются цены на оборудование, промышленный управляющий, стремящийся к минимизации издержек, обязан вкладывать больше средств в станочное оборудование, интенсивная эксплуатация которого должна компенсировать быстрый рост заработной платы. Именно это и осуществляли промышленные управляющие Соединенных Штатов и других развитых стран, когда следовали императивам минимизации производственных издержек. Результат выражался в устойчивом предпочтении все более механизированным, более капиталоемким и более производительным технологиям среди всех доступных альтернатив.

В станкостроительной отрасли Соединенных Штатов с 1939 по 1947 г. цены на станки повысились в среднем на 39%, в то время как среднечасовая заработная плата промышленных рабочих возросла на 95%. Это соотношение темпов роста примерно 1:2,5 служило мощным стимулом для вкладывания крупных средств в механизированное промышленное оборудование[6]. Это соотношение между заработной платой и ценами на оборудование сложилось в США в течение столетия после окончания Гражданской войны.

Но в середине 60-х годов одна существенно важная особенность этой тенденции развития промышленного производства оказалась как бы замкнутой накоротко. Многие станкостроительные фирмы стали уделять все большее внимание требованиям государственных администраторов и их военно-космических предприятий. Когда они стали обслуживать этот рынок, то встретились с покупателями, для которых цена не являлась главным фактором. Вскоре после этого стремление к минимизации издержек в машиностроительных отраслях Соединенных Штатов стало терять свое значение[7].

Цены многих станков стали расти так же быстро, как и заработная плата рабочих. Соответственно управляющие многих промышленных фирм больше не могли применять стратегию компенсации роста затрат за счет механизации производства, на которую они опирались в предыдущую эпоху. Новая система получила название «перекладывания издержек». Вместо того чтобы упорно бороться с ростом издержек, управляющие попросту отражали их в более высоких ценах, расширяя тем самым базу для увеличения прибылей. Управляющие стали также избегать напряженной работы и непредвиденных проблем, которые неизбежно сопровождают упорные усилия по минимизации издержек с помощью изменений, вносимых в конструкцию машин, производственные методы и т. п. Более того, поскольку перекладывание издержек вскоре стало обычной практикой среди управляющих различных отраслей промышленности, никто не страдал от потери конкурентоспособности[8].

Несколько отраслей и видов продукции все же сохранили тенденции к минимизации издержек и по сей день. Двумя поразительными примерами являются отрасли, производящие ЭВМ и небольшие ручные калькуляторы. Действительно, ручные калькуляторы (ведущие фирмы в США — «Тексас инструментс» и «Хьюлетт-Паккард») очень сильно подешевели, по мере того как в их производстве были применены технические улучшения, упрощение конструкции и внедрены методы массового производства.

Но помимо стратегий минимизации издержек и перекладывания затрат, в американской промышленности в 50-е годы проявилась и третья тенденция, а именно тенденция максимизации издержек, которая стала доминирующей среди 37 тыс. фирм — прямых подрядчиков и 100 тыс. субподрядчиков, обслуживающих сегодня военно-космические интересы федерального правительства США[9].

Максимизация издержек не означает их беспредельного увеличения. Скорее она означает устойчивый рост издержек в пределах, определяемых величиной правительственных субсидий. Когда станкостроительные фирмы приняли эту практику, то цены на предлагаемую ими продукцию перестали быть барьером для субсидируемых военных поставщиков, но зачастую оказались вне пределов досягаемости большинства фирм, выпускающих гражданскую продукцию.

Если станкостроительные фирмы действуют по правилам максимизации затрат, цены на их продукцию поднимаются более быстрыми темпами, чем заработная плата рабочих. Поэтому когда Пентагон и НАСА потребовали, чтобы станки обладали «максимумом возможностей для управления», то важный класс станков с числовым программным управлением потерял свою экономическую привлекательность для большинства металлообрабатывающих фирм Соединенных Штатов.

Как я уже отметил в прологе, в 70-е годы цены на станки в Соединенных Штатах возросли на 85%, а средняя часовая заработная плата промышленных рабочих возросла только на 72%. Экономический стимул к дальнейшей механизации производства исчез. В начале 80-х годов границы действия системы максимизации издержек в экономике Соединенных Штатов еще окончательно не определились, но важно отметить, что президенты США один за другим рекомендуют практику, установившуюся в министерстве обороны, в качестве модели для других правительственных ведомств[10].

Определение вышеприведенных различных критериев не является интеллектуальным упражнением, имеющим чисто академический интерес, так как применение этих критериев в значительной степени влияет и на конструирование станочного оборудования, и на производственные характеристики всей промышленной системы.

Для выполнения заданной работы можно спроектировать станки с самыми разными характеристиками. Чтобы иметь станки или инструменты, способные облегчить труд и уменьшить ошибки станочников, конструктор должен использовать знание сенсорного аппарата и двигательных способностей людей, которые изучаются дисциплиной, именуемой инженерной психологией. Сконструированным с учетом таких факторов оборудованием можно управлять с меньшей утомляемостью станочника, большей надежностью и меньшим количеством отказов, чем ожидается от оборудования, спроектированного без учета этих критериев.

Станки одного общего назначения или одинаковой функции могут иметь совершенно различные производственные характеристики и издержки в зависимости от специфических критериев, которым они должны удовлетворять. Вертолеты, например, проектируются в соответствии с различными тактико-техническими спецификациями для выполнения различных заданий: перевозки солдат и вооружения на поле битвы или же перевозки в комфортабельных условиях бизнесменов. Отделение «Сикорский» фирмы «Юнайтед технолоджиз корпорейшн» в 1978 г. начало производство для армии США 1107 вертолетов «UH-60». В то же самое время фирма выпускала вертолет «С-76» для коммерческих целей. Обоими типами вертолетов управлял экипаж из двух человек, и оба несли примерно одинаковую нагрузку: 11 солдат на «UH-60» и 12 человек на «С-76».

Военные вертолеты, помимо экипажа и полностью экипированных и вооруженных солдат, должны были переносить стандартизованное количество запасных частей и вооружения. «UH-60» должен был находиться в воздухе по меньшей мере 2,3 ч при скорости около 400 км/ч. Его полезная нагрузка равнялась 3628,7 кг, а полный взлетный вес (с полезной нагрузкой) составлял примерно 7484,3 кг; его конструкция должна была выдержать плотные грузы (какими являются многие виды вооружений); вертолет должен был иметь способность нести на подвеске груз весом 3618,7 кг; он был рассчитан на возможность выполнения воздушных фигур, для того чтобы уйти от огня противника; нормальная высота полета составляла 1200 м; вертолет был оборудован минимумом полетных приборов; и наконец, его можно было легко разобрать для перевозки на военно-транспортных самолетах.

В отличие от «UH-60» вертолет «С-76» должен был обеспечить просторные, приятные, комфортабельные условия для деловых полетов бизнесменов. Дальность полетов с запасом топлива на высоте 305 м должна была составлять 695 км. Полный взлетный вес (включая полетную нагрузку и топливо) составлял 5240 кг, а полезная нагрузка (пассажиры) весила 1315 кг. В соответствии с требованиями Федерального управления гражданской авиации вертолет должен быть оборудован полным набором полетных приборов. Коммерческий вариант вертолета был спроектирован так, чтобы обеспечивать минимальную стоимость в расчете на пассажиро-километры в требуемых пределах скорости, дальности, комфорта и безопасности полета. По данным на 1978 г., при цене примерно в 1 млн. долл. вертолет был продан на конкурентных условиях в 14 стран. В предвидении устойчивого рыночного спроса, главным образом со стороны фирм и корпораций, ежегодно выпускалось примерно 100 вертолетов.

Военный вертолет «UH-60» — а в контракте Армии США была оговорена покупка 1107 таких вертолетов еще до начала их производства — по действующему тогда соглашению обходился Пентагону в 2,258 млн. долл. за единицу. Производство и поставки вертолета были рассчитаны более чем на пять лет. Дальнейших усилий по сбыту вертолетов не требовалось. Как заявил Джеральд Тобиас, президент отделения «Сикорский» в 1978 г., «конструкции определяют тактико-технические требования. Лишь после этого начинают учитываться стоимостные факторы», как имеющие меньшее значение.

Поскольку главным видом деятельности в отделении «Сикорский» является выпуск военной продукции, для выпуска гражданского вертолета, возможно первого в серии коммерческих вертолетов, была создана параллельная организация. Проектирование вертолета «С-76» было поручено специальному руководителю программы с группой, насчитывающей 200 инженеров. «Мы разместили их в отдельном районе Бриджпорта... в восьми милях от главного завода «Сикорский» в Срэтфорде... создав на бриджпортском заводе специальные функциональные отделы по управлению и производству вертолета «С-76», включая его проектирование, производство, проверку качества компонентов, закупку деталей и компонентов у субподрядчиков...» Затем Тобиас объяснил, почему фирма так поступила. «Мы хотели осуществить проектирование на основе абсолютно коммерческой философии, без какого-либо влияния на проектировочную работу концепций военного или правительственного проектирования. Это не значит, что мы отвергли основные критерии проектирования. Мы пытались проектировать вертолет «С-76» на основе критериев стоимости».

В расчете на единицу веса конструкции военный вертолет «UH-60» стоил вдвое больше, чем гражданский вертолет «С-76». Это и есть цена выполнения военных требований, несмотря на то, что военный вертолет должен был выпускаться большей партией и по стабильному, заранее спланированному графику, позволявшему осуществить в процессе производства множество видов экономии.

Различия между этими военным и гражданским вертолетами отражают характерное отличие между инженерными и производственными проблемами, а также сбытом продукции при выполнении заказов Пентагона и при работе на гражданский рынок. Требования к гражданскому вертолету удовлетворяются во всеохватывающем контексте минимизации издержек и цены, что наилучшим образом способствует максимизации прибылей от продаж на конкурентном рынке, где аналогичную технику предлагают и другие фирмы. Требования к военному вертолету удовлетворяются проектировщиками и строителями, которые обеспечивают характеристики, отвечающие уникальным нуждам военных. Затраты и цены поэтому растут, а чтобы покрыть их, растут и федеральные субсидии.

В ходе моего посещения крупного американского станкостроительного предприятия весной 1982 г. обнаружились следующие тенденции производства, отражающие влияние максимизации издержек. Примерно две трети продукции фирмы состояли из крупных специальных станков для авиакосмической и автомобильной отраслей. Эти станки, управляемые ЭВМ, были спроектированы в соответствии с уникальными требованиями заказчиков и построены в количестве от одной до трех единиц.

Поскольку главная продукция этого станкостроительного предприятия не характеризовалась регулярностью или последовательностью операций, все производственное оборудование делилось по классам: имелся отдел токарных станков, отдел фрезерных станков, отдел сверлильных станков и т. д. С этим типичным разделением на «работу по заказам» цикл производства нового станка увеличился до двух лет. Это оказалось приемлемым для руководства предприятия, которое получало весьма высокую прибыль от продаж производимых по заказу станков главным образом для авиакосмической отрасли.

В то же время одна треть продаж этой фирмы состояла из небольших станков, управляемых ЭВМ, имеющих постоянную конструкцию, которые производились для этой американской фирмы (с ее маркой на видном месте) японскими станкостроительными фирмами. Поэтому данная, базирующаяся в США, станкостроительная фирма сконцентрировала свои собственные производственные возможности на обслуживании рынков, которые могли обеспечить высокие наценки и высокую цену, «заполняя» импортным оборудованием спрос на станки других типов. Но для того, чтобы производить в США по конкурентоспособным ценам импортную группу станков, не требуется ничего больше, кроме неизменной конструкции станков и стабильной производственной системы. Для этого потребовалось бы изменение стиля проектирования станков и работы предприятия, предполагая существенные изменения в рабочих профессиях почти всех занятых в фирме, начиная от станочников и кончая сбытовиками. Поэтому была сохранена система с низкой производительностью. которая использовалась для продающегося по высоким ценам оборудования, главным образом для авиакосмической отрасли, в то время как фирма прекратила производство станков меньших размеров и взяла на себя торговые функции с целью извлечения прибыли от импорта таких станков.

Отказ от минимизации издержек со стороны управляющих американской промышленности не является по необходимости постоянным. Далее в гл. 13 я покажу, что можно сформулировать определенные промышленные «необратимые условия», после наступления которых восстановление методов работы по принципу минимизации производственных издержек станет довольно трудным. Нет, однако, никаких доказательств, на основании которых можно было бы предсказать полную невозможность восстановления в Соединенных Штатах основ производственной компетентности. Как только об этом начнут размышлять, то в попытке восстановить критерии минимизации издержек скорее всего удастся разработать новые критерии конструирования продукции и организации производства. Главной частью этих усилий определенно станет внимание к новым критериям организации производства: производительности капитала, функционированию стабильных производственных систем и расширению полномочий производственных рабочих относительно принятия решений по части технологии и ее использования.

По мере того как промышленные управляющие стали во все большей мере полагаться на механизацию, они тем самым уменьшили зависимость объема выпуска продукции от ручного труда, в то же время потребовав большей технической изощренности со стороны оператора, с тем, чтобы он мог вмешиваться в работу станка. Интенсивная механизация труда сопровождалась, помимо всего прочего, непреднамеренным эффектом увеличения важности затрат капитала в производственных операциях. В самом деле, имеются веские основания для формулирования производительности капитала в качестве нового и постоянного критерия для управляющих, рабочих и всего общества.

Затраты на оборудование давно являются главным фактором в химической отрасли. Новым является возросшая важность стоимости станочного оборудования в обрабатывающей промышленности, например в металлообработке. Большие вложения в основной капитал, требующиеся для оборудования с числовым программным управлением, вкупе с затратами на новые технические профессии (программисты, квалифицированные специалисты по техническому обслуживанию), необходимые для того, чтобы что оборудование исправно функционировало, направили внимание управляющих на производительность капитала как важную сферу достижения оптимального объема выпуска продукции при заданных затратах.

В этом заключается новая специфика минимизации издержек производства. Традиционная стратегия была нацелена главным образом на сбережение затрат на труд путем замены рабочей силы машинами. В новую эру капиталоемкого производства издержки капитала минимизируются (или максимизируются!) путем выбора определенных путей конструирования и использования комплексного производственного и контрольного оборудования.

Не существует отдельного, единственно «правильного» комплекса критериев для конструирования или способа применения станков с ЧПУ и другого вычислительного оборудования, например роботов. Если главной целью является максимизация управленческого контроля над рабочей силой, тогда ЧПУ и роботы могут использоваться в качестве средств еще большего «упрощения» задач производственного рабочего и тем самым давать повод для уменьшения профессиональной тарификации и, следовательно, почасовой заработной платы. Это можно осуществить, ограничив работу по программированию лишь специальными кадрами программистов, которые составляют формальную часть управленческого аппарата, и параллельным сокращением технического обслуживания и профилактических работ с одновременным требованием, чтобы производственные рабочие никоим образом не вмешивались в эти операции.

Главная альтернатива такому подходу состоит в том, чтобы обучить станочников и других производственных рабочих вычислительной и сопутствующей технологии, используя максимум их способностей, с тем чтобы они взяли на себя ответственность за наблюдение за работой станков, первоочередное техническое обслуживание и участие в составлении графика работы, — все это с целью обеспечить стабильную и высокопроизводительную работу крупного и дорогого оборудования с ЧПУ. Труд рабочих в таком случае сделается более сложным и расширится до включения большего числа задач и большей ответственности. Он станет более интересным и вознаграждающим.

Существенный опыт, накопленный в нескольких странах (Англии, Швеции, США, Японии и Норвегии), говорит о возможности такого использования оборудования с ЧПУ для повышения статуса рабочих и их более активного участия в процессе производства. Особенно интересен норвежский опыт, потому что он явился плодом сотрудничества между Норвежским вычислительным центром — правительственным исследовательским институтом в Осло — и профсоюзами рабочих металлообрабатывающей отрасли. Ученые из вычислительного центра образовали группу для подготовки производственных рабочих по вычислительной технике, а в результате обмена идеями между учеными, рабочими и управляющими появились специально подготовленные учебники и другие материалы[11].

По мере того как в центре внимания к улучшению эффективности и минимизации издержек производства оказывается производительность капитала, на первое место выдвигается идея «стабильной» системы. Стабильность в этом контексте означает производственную систему, объем выпуска продукции которой изо дня в день или из недели в неделю остается в пределах статистически предсказуемых и приемлемых границ. Это важно из-за воздействия, которое стабильная система, не в пример нестабильной, оказывает на производительность. Когда колебания в объеме выпуска продукции снижаются, средний объем выпуска продукции имеет тенденцию к увеличению. Пример: автомобиль в течение одного дня использовался со средней скоростью 80,5 км/ч, но эта скорость варьировалась от 48,3 до 112,6 км/ч; на следующий день этот автомобиль использовался с той же средней скоростью, 80,5 км/ч, но диапазон колебаний скорости сузился от 72,4 до 88,3 км/ч. В этот второй день была достигнута большая экономичность автомобиля по использованию топлив, чем в первый день.

Этот стандарт характерен не только для простых механизмов, но и для целых производственных предприятий, когда стабильная система оказывает благотворный эффект на минимизацию источников помех (поломки станков, нерегулярное поступление материалов и т. д.), так что все предприятие может действовать таким образом, что напоминает работу простого механизма с хорошо подогнанными деталями. Стабильное функционирование предприятия максимизирует выпуск с используемого при работе оборудования. Автоматически это приводит к увеличению производительности работающих на данном заводе людей[12].

Исследователи проблем применения технологии с ЧПУ обнаружили, что эта технология, вероятно, открывает существенные возможности для значительной экономии капитала. Потенциал увеличения производительности капитала и труда благодаря организации стабильной производственной системы (с главным упором на оборудование с ЧПУ) был исключительно хорошо понят управляющими, инженерами и рабочими «Ямазаки мэшинери уоркс лтд.» в Нагое (Япония). На предприятиях этой фирмы металлообрабатывающие центры и другие типы оборудования с ЧПУ широко используются для производства как раз таких станков. В 1981 г. в эксплуатацию вступила новая гибкая производственная система с контролем с помощью ЭВМ. В течение многих лет эта компания на практике прилагает серьезные усилия для создания стабильной производственной системы, а также стандартизации конструкций продукции и обновления многих методов организации производства. Выгоды этой политики включают существенную экономию как основного, так и оборотного капитала, а также автоматический рост производительности.

Ниже приводится итоговый перечень главных статей экономии, достигнутой в фирме «Ямазаки» за счет уменьшения колебаний в объеме выпуска продукции:

Экономия основного капитала

Сокращение времени простоя станков, что означает экономию капитала за счет уменьшения неиспользуемых производственных мощностей.

Стоимость переоснащения станков уменьшается из-за уменьшения количества инструментов, когда производственные программы стандартизованы.

Стоимость оснастки также уменьшается благодаря более интенсивному и лучшему использованию меньшего количества инструментов.

Объем основного капитала в расчете на единицу продукции уменьшается благодаря увеличению выпуска на единицу времени и прогрессивному сокращению всего производственного цикла.

Экономия оборотного капитала

Затраты на техническое обслуживание оснастки уменьшаются благодаря контролю за необходимостью смены оснастки.

Стоимость брака снижается в результате лучших условий оснастки и уменьшения колебаний в нормах использования станочного оборудования.

Складские запасы сырья уменьшаются благодаря сокращению производственного цикла.

Уменьшается объем незавершенной в производстве продукции как функция сокращения производственного цикла и уменьшения размеров серий выпуска продукции.

Увеличение производительности труда

Обеспечивается увеличение выпуска продукции на одного производственного рабочего благодаря уменьшению времени простоя станков.

Уменьшается время на аварийное обслуживание станков благодаря увеличению надежности станков, обусловленной их более стабильной работой.

Стабильная производственная система позволяет добиться максимальной производительности капитала и труда.

Руководство «Ямазаки» использовало собственный опыт, чтобы продемонстрировать потенциальным покупателям, какой экономии капитала эти последние могут добиться, покупая сложное производственное оборудование с ЧПУ и применяя такие формы технического обслуживания, эксплуатации станков и интеграции производства, которые вкупе образуют стабильную производственную систему. В действительности эта фирма смогла продавать сложные металлообрабатывающие системы с ЧПУ благодаря тому, что с их помощью можно добиваться крупной экономии капитала, при любом преобладающем уровне заработной платы в данной промышленной отрасли. Это экстраординарный случай.

Для одного важного класса продукции «Ямазаки» оказалась способной уменьшить производственный цикл с пяти до в среднем двух с половиной месяцев (в 1980 г.) и до трех недель (в 1982 г.). Это означает шестикратное улучшение только в производительности капитала.

Значительное улучшение производительности капитала (а следовательно, и производительности труда) требует всеохватывающего подхода к конструированию и эксплуатации оборудования с ЧПУ, цель которого заключается в создании стабильной производственной системы. По мере того как надежность станков становится все более важным компонентом производственного процесса, на первый план выдвигается желательность организации труда таким образом, который стимулирует наибольшее возможное участие рабочей силы на всех уровнях планирования, технического обслуживания и эксплуатации соответствующего металлообрабатывающего оборудования. Таким образом, оборудование с ЧПУ, которое можно запрограммировать прямо в цеху, позволяет соответствующим образом подготовленным станочникам участвовать в создания или корректировке программ. Альтернативой такому подходу является выключение станков и простаивание рабочих, в то время как мастера, программисты, персонал по техобслуживанию устраняют неполадки.

Формы организации труда, которые расширяют и повышают квалификацию рабочих, увеличивают их ответственность и право принимать решения, являются также такими формами, которые могут оптимизировать производительность капитала, а следовательно, и производительность труда. Типичный традиционный подход к конструированию и использованию оборудования с ЧПУ и роботов сводится к тому, что их рассматривают в качестве устройств для деквалификации рабочих и снижения их заработной платы. В таком случае цель заключается в поддержании и расширении управленческого контроля над рабочей силой независимо от издержек и других негативных эффектов, оказываемых на производительность капитала и труда.

Подобные критерии конструирования и использования оборудования с ЧПУ оказывают далеко идущий эффект и на инженерном уровне. Когда принятой формой организации производства является расширение ответственности рабочих, то получившие подготовку в университетах и колледжах инженеры не могут не передать необходимые знания производственным рабочим. Сама инженерная профессия принимает совершенно другой характер. В ведущих японских машиностроительных фирмах подготовленные в университетах инженеры получают прямые задания по сборке, производству, конструированию, исследованиям и другим аспектам работы предприятия, а смена ими рабочих мест содействует их более широкой профессиональной компетенции. Таким образом, хорошо подготовленные инженеры непосредственно работают на сборке металлообрабатывающих центров и их управляющего оборудования. Неизбежный результат состоит в том, что качество конечной продукции выигрывает от присутствия в цеху людей, которые понимают механическую и электронную «начинку» собираемых компонентов станков. Предприятия, действующие таким образом, очень много выигрывают от сравнительно низких административных затрат, а также от быстрого роста и высокой производительности как капитала, так и труда[13].

При более традиционном подходе инженеры считаются частью руководства, от них требуется, чтобы они одевались соответствующим образом для работы в конторе, и им запрещается прямое участие в каких-либо производственных операциях. Такой инженер изолирован от производства, а его знание оборудования может быть проявлено лишь косвенным образом.

Выше я лишь подчеркнул последствия, которые проистекают из специфических критериев принятия производственных решений, и не обсуждал других аспектов организации производства, которые также влияют на эти критерии. В действительности весь диапазон правил принятия решений — от минимизации издержек до их максимизации, от жесткого управленческого контроля до важных элементов проявления демократии на рабочих местах, от управления, ориентированного на производство, до управления, сфокусированного на извлечении прибыли и расширении власти, — проявляется независимо от того, идет ли речь о частных или государственных предприятиях, о больших или малых фирмах, о централизованных или децентрализованных предприятиях, о государственном или частном капитализме, о финансовом или промышленном капитализме. Очевидно, что основные особенности менеджеризма (как показано в гл. 4) могут проявляться и в условиях значительной вариативности других аспектов процесса принятия решений. К тому же можно добиться высокоэффективного производства, если классические правила принятия управляющими решений будут радикально пересмотрены.

Так, государственный капитализм может заставить своих управляющих действовать, опираясь или на критерии минимизации издержек, или на критерии их максимизации. В действительности, в этом и заключается одно из важнейших различий между государственным капитализмом в Японии и в США. В Японии после второй мировой войны государство использовало науку управления для содействия развитию производственных предприятий в широких масштабах. В Соединенных Штатах государственный капитализм, применяя в первую очередь критерии максимизации производственных издержек, стал использоваться для содействия развитию экономически контрпроизводительной военной экономики.

Результатом японского государственного капитализма стали прибыли от производства. Следствием американского варианта государственного капитализма стали прибыли без производства.

Для того чтобы лучше разобраться во всех этих вариациях на управленческую тему, следует уделить внимание новому американскому подходу в определении критериев для принятия производственных технических решений. В 1981 г. Международная ассоциация станочников и рабочих авиакосмической отрасли распространила для обсуждения меморандум, озаглавленный «Технический билль о правах». В качестве введения были предложены следующие формулировки, представляющие собой квинтэссенцию фундаментальных ценностей, которые должны определять критерии развития техники:

«Технический билль о правах»

«1. Общество должно производить для того, чтобы жить. Поэтому назначение экономики состоит в том, чтобы организовывать труд людей.

2. При определении путей, какими должно осуществляться производство, высший приоритет должен отдаваться благосостоянию трудящихся и их общин.

3. Если технические и производственные решения основываются на узких экономических критериях прибыльности, то и трудящиеся и их общины оказываются скорее жертвами, а не получателями выгод от происходящих изменений в производстве.

4. Учитывая широкие масштабы и быстрый темп внедрения новых технологий, обществу необходим определяемый демократическими методами конституционный, а не индивидуальный ответ на происходящие изменения. В противном случае социальные издержки технического прогресса будут нести те, кто менее всего способен за него платить, а именно безработные, а также деградирующие регионы.

5. Те кто работает, имеют право участвовать в принятии решений, которые определяют образ жизни.

6. Новые автоматические технологии и науки, на которых они основываются, являются продукцией всемирного, длящегося уже столетия процесса накопления знаний. Поэтому трудящиеся и общины имеют право участвовать в решениях о новой технологии и в распределении выгод от нее».

Выбор должен заключаться не между новой технологией или отсутствием технического прогресса, а в развитии технологии с социальной ответственностью. Поэтому предварительным условием технического прогресса должно быть его соответствие программе, которая определяет и гарантирует благосостояние трудящихся и их общин. В «Техническом билле о правах» это положение формулируется следующим образом:

«1. Новая технология должна использоваться таким образом, чтобы создавать новые или сохранять уже существующие рабочие места. Часть выигрыша в производительности труда при новой технологии можно превратить в уменьшение рабочего времени при той же самой зарплате или в меньшее количество рабочих мест. Но это не техническое, а социальное решение. Учитывая широкое распространение новых форм автоматизации, важным является первый подход. Точный механизм выполнения этой задачи — сокращение рабочей недели, ранний уход на пенсию, удлинение отпусков или комбинация этих мер — должен являться прерогативой вовлеченных в этот процесс трудящихся. В дополнение к этому всеохватывающая переподготовка должна обеспечиваться задолго до того, как произойдет какое-либо изменение, для того чтобы гарантировать, что трудящиеся будут иметь максимум выбора в определении своего будущего. Более того, должны создаваться новые отрасли, которые производят специально полезную продукцию, с тем чтобы гарантировать экономическую жизнеспособность регионов, которые особо сильно затронуты научно-техническим прогрессом.

2. Новые технологии должны использоваться с целью улучшения условий труда. Вместо того чтобы использовать автоматизацию для деквалификации рабочих профессий, установления темпа работы и контроля за рабочими, она должна использоваться для повышения квалификации и расширения ответственности рабочих за их работу. В дополнение к этому наивысшим приоритетом должно стать устранение опасных и нежелательных рабочих мест, но это должно осуществляться на основе волеизъявления вовлеченных трудящихся, а не за счет сокращения занятости. Производственные процессы могут планироваться таким образом, чтобы полностью использовать квалификацию, талант, творческие способности, инициативу и опыт трудящихся вместо такого планирования производства, когда целью является контроль за рабочими, будто они являются роботами.

3. Новые технологии должны использоваться для развития промышленной базы и улучшения производственных условий. В то время когда корпоративная Америка высоко подняла флаг промышленного возрождения, рабочие места экспортируются из общин, стран и даже регионов в рекордном количестве. Узкие экономические критерии транснациональных компаний являются причиной эрозии производственной базы страны и развала многих общин, которые зависят от промышленности. В то время как другие страны мира испытывают острую необходимость и имеют законное право на развитие новой промышленности, важно, чтобы корпорациям не позволялось сталкивать друг с другом рабочих, профсоюзы и страны в поисках самой низкой заработной платы и самых выгодных условий работы. Вместо этого внимание должно быть уделено тесному сотрудничеству среди профсоюзов во всем мире и строгому контролю над закрытием заводов и перемещением капиталов. Помимо этого развитие технологии не должно осуществляться за счет разрушения окружающей среды»[14].

«Технический билль о правах» включает критерии принятия решений, которые являются новыми для контролируемой управляющими промышленности. Технология должна создаваться и использоваться не только с целью увеличения производительности, но и для создания возможностей роста производительности труда. Технология должна улучшать не только рабочие места, но и ситуацию во всем обществе.


СНОСКИ

[1] Как дисциплина инженерная экономика родилась, вероятно, в ходе знаменитой лекции Генри P. Тауна в мае 1886 г. «Инженер как экономист» (Proceedings of the American Society of Mechanical Engineers, Мау 1886).<<

[2] Harold В. Mainard. "Industrial Engineering Handbook", 3d ed. McGraw-Hill, 1971, parts 2—5. См. также критические работы: Adam Abruzzi. "Work Measurement". Columbia University Press, 1952; Wvlliаm Gоmberg. "А Trade Union Analysis of the Time Study". Science Research Associates, 1948.<<

[3] Harold В. Mainard. Op. cit., р. 7.<<

[4] Robert A. Karasek "Job Demands, Job Decision Latitude and Mental Strain: Implications for Job Redesign". — Administrative Science Quearterly, June 1979; "Job Socialization and Job Strain: The Implications of Two Belated Psychosocial Mechanisms for Job Design".— Вertil Gardell and Gunn Johansson (eds). "Working Life". John Wiley, 1981.<<

[5] Robert А. Кагаsek. "Job Decision Latitude, Jоb Design, and Coronary Heart Disease". Gavriel Salvendy and Michael Smith (eds.). "Machine Pacing and Occupational Stress" (International Conference). Purdue University Press, 1981.<<

[6] Seymour Melman. "Dynamic Factors in Industrial Productivity". John Wiley, 1956, р. 152.<<

[7] Seymour Melman. "The Permanent War Economy". Simon & Schuster, 1974, Appendix А. В этом приложении перечислены виды продукции, цены на которые росли так же быстро или же быстрее, чем зарплата рабочих.<<

[8] Byung Hong. "Inflation Under Cost Pass-Along Management". Praeger, 1979. Независимое качественное подтверждение существования механизма переложения затрат на потребителей и его масштаб обосновывается самыми разными данными: управляющими различных фирм; счетоводами-бухгалтерами с большим опытом работы в промышленности; журналистами, которые в последнее время интервьюировали управляющих в разных отраслях промышленности. См. New York Times, June 6, 1978 ("Some Businesses Are Hurt by Inflation, Others Benefit").<<

[9] Общий анализ дан в работе S. Melmаn. "The Permanent War Economy", ch. 2. Независимый анализ системы максимизации издержек приведен в работах: John R. Fox. "Arming America". Graduate School of Business Administration, Harvard University,1974; Jacques S. Gansler. "The Defense Economy". MIT Press, 1980. Последние две книги особенно важны, поскольку оба автора накопили опыт работы в военно-промышленных фирмах и в министерстве обороны США.<<

[10] Ibrаhim Itiуаrоglu. "Health Саге Under Cost Maximization" (Ph. D. dissertation, Columbia University, 1979). Субсидии федерального правительства многим американским госпиталям — и выплаты по страхованию, которые также регулируются правительственными ведомствами, — создают стимулы к тому, что работа этих учреждений весьма напоминает практику максимизации издержек, характерную для военно-промышленных фирм.<<

[11] Kirsten Nygaard. "Data Processing, Planing and Control: Basic Header for the Trade Unions, Research Report No. 1 of the Iron and Metal Project". Norwegian National Union of Iron and Metalworkers. Oslo, 1972; К. Nygaard and Olav Т. Веrgо. "The Trade Unions, New Users of Research" Personnel Review 4, № 2 (1975); Kirsten Nygaard. "Trade Union Participation", lecture at N. Staffordshire Polytechnic, July 1977; Kirsten Nygaard. "Participatory Democracy Development", lecture at Third АОРАА Symposium (Tunis). Norwegian Computing Center, January 1978; Kirsten Nygaard and J. Fjalestad. "Group Interests and Participation in Information System Development", Special Seminar on Microelectronics, Productivity and Employment, OECD, Paris. Norwegian Computing Center, 1979; Kirsten Nygaard. "The Bole of Information Systems, А Citizen's View", lecture at. N. Staffordshire Polytechnic, July 1977.<<

[12] Впервые эти идеи были сформулированы Себастьяном Литтауэром в 1954 г. American Statistical Association. "Proceedings of the Business and Economics Statistics Section". Montreal, September 10—13, 1954; Seymour Melman. "Decision-Making and Productivity". John Wiley, 1958, ch. 13.<<

[13] S. МеImаn. "Decision-Making and Productivity".<<

[14] Этот результат получен Г. Шейкеном, исследователем из Массачусетского технологического института, и был доложен на заседании, посвященном новой технологии и проведенном под эгидой Международной ассоциации станочников в Нью-Йорке 30 апреля — 1 мая 1981 года.<<


Глава 8