Накопление и потребительская сила - Накопление капитала - Отто Бауэр

Оглавление


Глава тридцать вторая


Отто Бауэр
 
НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА
 

НАКОПЛЕНИЕ И ПОТРЕБИТЕЛЬНАЯ СИЛА

Часть выжатой прибавочной стоимости капиталисты ежегодно превращают в капитал. Они затрачивают часть прибавочной стоимости на расширение старых предприятий и на основание новых, т. е. на расширение своего производственного аппарата и подвластной им рабочей армии. Это превращение части прибавочной стоимости в капитал Маркс называет н а к о п л е н и е м   к а п и т а л а. Чем дальше заходит развитие капитализма, тем меньше та часть прибавочной стоимости, которая потребляется капиталистами, и тем больше та часть ее, которая накопляется ими. Н о р м а   н а к о п л е н и я, т. е. отношение накопляемой части прибавочной стоимости ко всей прибавочной стоимости, возрастает.

В то время как накопление капитала безгранично прогрессирует, в то время как производственный аппарат общества расширяется и товарная масса, производимая в предприятиях капиталистов, колоссально увеличивается, – п о т р е б и т е л ь н о й   с и л е капиталистического общества поставлены узкие границы. Покупательная сила р а б о ч е г о   к л а с с а возрастает медленнее, чем капитал, ибо с развитием производительных сил падает стоимость рабочей силы и уменьшается доля рабочего класса в стоимости, воплощенной в общественном продукте. Но покупательная сила класса капиталист о в также растет медленнее, чем больше они накопляют. Поэтому потребительная сила капиталистического общества постоянно отстает от безгранично развивающихся производительных сил. Это внутреннее противоречие капиталистического способа производства ведет к   п а д е н и ю   н о р м ы   п р и б ы л и. Это противоречие проявляется в опустошительных к р и з и с а х, при которых товарная масса, выброшенная на рынок из расширенного производственного аппарата, напрасно ищет покупателей.

Объяснение кризисов несоответствием между накоплением капитала и потребительной силой общества впервые было развито С и с м о н д и, затем его переняли М а л ь т у с,   К а л ь м е р   и   Р о д б е р т у с. У Сисмонди это объяснение составляет существенную составную часть его критики капитализма; для Мальтуса и Кальмера оно является предпосылкой их доказательства того, что капиталистическое общество нуждается «в третьих лицах», чтобы вообще иметь возможность сбывать свои товары, – в третьих лицах, которые потребляют, ничего не производя.

339


Объяснение падения нормы прибыли несоответствием между накоплением капитала и ростом рабочего класса дали впервые п а м ф л е т ы 1821 г. Г о д с к и н   и   Р а м з а й.

Защитники капитализма боролись против этого учения.

Они отрицали возможность всеобщего перепроизводства. С возрастанием производства товаров, – говорили они, – растет и покупательная сила производителей. Кризисы могут возникать только от диспропорциональности между отдельными отраслями производства, а не от всеобщего перепроизводства. В этом отношении ничего не может изменить и тот факт, что рабочий должен делиться стоимостью своего продукта с капиталистом. Ибо, чем меньше могут потреблять рабочие, тем больше становится покупательная сила капиталистов; вся величина спроса на товары остается таким образом неизменной независимо от того, увеличивается ли или падает доля рабочего в стоимости продукта. Столь же безразлична для общей суммы спроса и норма накопления. Если она возрастает, то покупается, правда, сравнительно меньше потребительных благ, но зато больше средств производства. Так рассуждали Р и к а р д о,   М а к К у л л о х   и   С э й.

Падение нормы прибыли, как и кризисы, нельзя объяснять перенакоплением. Падение нормы прибыли объясняется только тем, что все возрастающие трудности снабжения средствами существования повышают стоимость рабочей силы и понижают норму прибавочной стоимости. Падение нормы прибыли сводится таким образом к неизбежным законам природы: к перенаселению и к падению плодородия почвы. Эти мысли подчеркивали в особенности Р и к а р д о   и   Д ж о н   С т ю а р т   М и л л ь.

Маркс окончательно покончил с этими возражениями школы Рикардо-Сэя, но он в тоже время дал совершенно новое понимание опирающегося на Сисмонди учения о внутреннем противоречии капиталистического накопления. Он разделил капиталистическое производство на две части: на п р о и з в о д с т в о   с р е д с т в   п р о и з в о д с т в а   и на п р о и з в о д с т в о   п о т р е б и т е л ь н ы х   б л а г. Он доказал, что производство капитала лишь тогда может протекать беспрепятственно, когда между этими двумя отраслями производства существуют определенные количественные соотношения. Но эта гармония может установиться в капиталистическом обществе только как «результат процесса уничтожения существующих дисгармоний». Кризисы являются поэтому не случайными сопутствующими явлениями, вызванными случайной же диспропорциональностью производства, а неизбежными фазами воспроизводства капитала, ибо только через них могут установиться необходимые количественные отношения между обеими отраслями общественного производства. Но падение нормы прибыли даже при полной пропорциональности производства происходит не вследствие неизбежных законов природы, а в результате того факта, что капитал растет быстрее, чем приводимая им в движение рабочая сила, которая одна только производит прибавочную стоимость.

Схемы второго тома «Капитала», в которых Маркс дал условия равновесия между обеими отраслями производства, оказали огромное влияние на р у с с к у ю   э к о н о м и ч е с к у ю   л и т е р а т у р у. Она обсуждала вопрос о том, является ли капитализм и для России

340


«неизбежною необходимостью»; должна ли и Россия, как думали з а п а д н и к и, перенять экономические, социальные и политические учреждения Западной и Средней Европы, или же она может сохранить свое национальное своеобразие и самобытность, как полагали славянофилы; русская литература, выражаясь социалистически, ставила следующий вопрос: являются ли и для России концентрация капитала, пролетаризация народной массы и классовая борьба между буржуазией и пролетариатом предпосылками социализма, как учили с о ц и а л-д е м о к р а т ы, или же Россия может, не проходя через капитализм, построить социалистическое общество на основе мира, т. е. крестьянской земельной общины, как думали н а р о д н и к и и их преемники, социалисты-революционеры? В этом споре обсуждался и вопрос о том, может ли капитализм вообще распространяться за пределы Западной и Средней Европы, и не потерпит ли развитие капиталистического производства на Востоке крушение ввиду невозможности сбыть товары, произведенные расширившимся производственным аппаратам? Руководствуясь марксовыми схемами, марксисты в борьбе с народниками показывали, что капитализм может еще сильно расширяться и что производственный аппарат может еще колоссально увеличиться без того, чтобы капиталисты ощущали недостаток в рынке для своих товаров, так как равновесие между производством средств производства и производством потребительных благ все снова и снова восстанавливается капиталистическим механизмом.

Спор между марксистами и народниками в России решен историей. Но теперь Р о з а   Л ю к с е м б у р г, конечно, с совершенно другой целью, опять подымает тезис об ограниченности капитализма. Ее книга: «Н а к о п л е н и е   к а п и т а л а.   К   в о п р о с у   о б   э к о н о м и ч е с к о м   о б ъ я с н е н и и   и м п е р и а л и з м а» (Берлин, 1913) дает новое понимание проблемы, которая со времен Сисмонди все снова и снова всплывает на поверхность.

Предположим сперва простое воспроизводство: вся прибавочная стоимость потребляется и никакая часть ее не накопляется, по Марксу, в следующей схеме:

I. Отрасли, производящие средства производства: постоянный капитал (с) + переменный (v) + прибавочная стоимость (m).

II. Отрасли, производящие потребительные блага: постоянный капитал (с1) + переменный капитал (v1) + прибавочная стоимость (m1).

О т р а с л и,   п р о и з в о д я щ и е   с р е д с т в а   п р о и з в о д с т в а, должны купить у отраслей, производящих потребительные блага, средства существования: во-первых, для пропитания своих рабочих на сумму (v) и, во-вторых, для потребления капиталистов на сумму (m), всего, стало быть, на сумму (v + m). С другой стороны, о т р а с л и,   п р о и з в о д я щ и е   п о т р е б и т е л ь н ы е   б л а г а, должны купить средства производства у отраслей, изготовляющих эти последние, на сумму (с), для обновления своего постоянного капитала. Обмен между обеими группами совершается беспрепятственно, когда c1 = v + m. Это – условие равновесия при простом воспроизводстве.

Другое дело – при воспроизводстве в расширенном масштабе. Здесь все производство представляется в следующей схеме:

341


I. Отрасли, производящие средства производства: постоянный капитал (с) + переменный капитал (v) + потребленная часть прибавочной стоимости (k) + накопленная часть прибавочной стоимости (а).

II. Отрасли, производящие потребительные блага: постоянный капитал (с1) + переменный капитал (v1) + потребленная часть прибавочной стоимости (k1) + накопленная часть прибавочной стоимости (a1).

Здесь возникают затруднения. Отрасли, производящие средства производства, покупают средства существования на сумму (v+k), и на эту же сумму отрасли, производящие потребительные блага, покупают у первых средства производства для обновления своего постоянного капитала. Что происходит с (а) и (а1)? Прежде всего (а) овеществлено в средствах производства; кто может их купить? (а1) воплощено в потребительных благах; куда их сбыть? Здесь Роза Люксембург прибегает к старой гипотезе «третьих лиц». Она полагает, что п о д л е ж а щ а я   н а к о п л е н и ю   ч а с т ь   п р и б а в о ч н о й   с т о и м о с т и   в о о б щ е   н е   м о ж е т   б ы т ь   р е а л и з о в а н а,   е с л и   к а п и т а л и с т и ч е с к о е   п р о и з в о д с т в о   н е   м о ж е т   с б ы т ь   и з б ы т о ч н ы х   с т о и м о с т е й   в н е   с в о е й   с ф е р ы   н е к а п и т а л и с т и ч е с к и   п р о и з в о д я щ и м   м е л к о й   б у р ж у а з и и   и   м е л к о м у   к р е с т ь я н с т в у. Этим, по ее мнению, объясняется стремление капитала к расширению своих рынков. Отсюда стремление разрушить натуральное хозяйство, превратить всюду простое товарное производство в капиталистическое и сделать весь мир рынком для капиталистической промышленности; отсюда, стало быть, и м п е р и а л и з м! Но лишь только рынки сбыта не поддаются больше расширению, капитализм не может больше сбыть большую часть своих товаров. Он задыхается в им самим созданном богатстве. Тогда бьет его последний час... Такова основная мысль работы товарища Люксембург. Посмотрим теперь, правильна ли она.


Накопление и рост населения