XLIV. Троцкистское движение во второй половине 30-х годов - Мировая революция и мировая война - В. Роговин

Оглавление


Глава XLIII


XLIV
Троцкистское движение во второй половине 30-х годов

Троцкий придавал огромное значение своей работе по созданию IV Интернационала. В феврале 1935 года он оставил в дневнике примечательную запись. Отмечая решающую роль Ленина в годы Октябрьской революции и гражданской войны, он писал: "Таким образом, я не могу говорить о незаменимости моей работы даже по отношению к периоду 1917-1921 гг. Но сейчас моя работа в полном смысле слова "незаменима". В этом смысле нет никакого высокомерия. Крушение двух интернационалов поставило проблему, для работы над которой никто из вождей этих интернационалов абсолютно не пригоден. Особенности моей личной судьбы поставили меня лицом к лицу с этой проблемой во всеоружии серьёзного опыта. Вооружить революционным методом новое поколение через голову вождей Второго и Третьего Интернационалов - этой задачи сейчас, кроме меня, некому выполнить... Мне нужно ещё, по меньшей мере, лет 5 непрерывной работы, чтобы обеспечить преемственность". "Я думаю, - резюмировал Троцкий, - что работа, которую я сейчас выполняю - несмотря на её крайне недостаточный, фрагментарный характер, - является самой важной работой моей жизни, важнее 1917 г., важнее эпохи гражданской войны и пр."[1].

Уделяя пристальное внимание развитию рабочего движения во всех капиталистических странах, Троцкий считал важнейшей задачей создание там коммунистических партий большевистского типа. В этой связи он возлагал одно время большие надежды на английскую Независимую рабочую партию. В письме её лидеру Ф. Броквэю от 17 сентября 1935 года он положительно оценивал документы этой партии и статьи её печатного органа. Вместе с тем он критиковал иллюзии деятелей этой партии относительно возможности её сотрудничества с Коминтерном и его британской секцией. "Моя критика НРП, - писал он, - продиктована отнюдь не какой-либо предвзятой враждебностью, а, наоборот, сочувственным вниманием к её эволюции и искренним желанием ей успеха на пути революционного марксизма. Надвигающаяся война может временно изолировать интернационалистов и создать для них тягчайшие условия политического существования. Выдержать бешеный напор буржуазного общественного мнения (не говорю уж о репрессиях) они смогут лишь при наличии двух условий: а) полной ясности своих позиций, б) тесной интернациональной связи между собою"[2].

11 апреля 1936 года Троцкий дал интервью одному из членов НРП, в котором излагал свои взгляды на внутренний режим, который должен установиться в партиях IV Интернационала. Он подчёркивал, что "ограничений в отношении меньшинства быть не должно... Настоящее руководство должно быть лояльным и дружественно относиться к дисциплинированному меньшинству". Считая демократические дискуссии неотъемлемой частью деятельности партии, он обращал внимание на сложности, которые могут возникать в ходе таких дискуссий. "Политическая жизнь, -говорил он, - полна трудностей: личности сталкиваются -расширяют свои разногласия - вцепляются друг другу в волосы. Такие разногласия надо преодолевать на основе общего опыта, путём воспитания рядовых членов партии, причём руководство должно доказать свою правоту. К организационным мероприятиям надо прибегать лишь в крайних случаях. Дисциплина создаётся воспитанием, а не уставом. Как раз гибкость большевистской партии позволила ей создать у себя дисциплину".

Критикуя НРП за то, что она не порвала окончательно со сталинистами, Троцкий советовал ей расширить "нелегальную работу в массовых рабочих организациях", не раскрывая при этом своего "троцкистского" характера. "Вы, может быть, скажете: "Они нас не впустят, они нас исключат", - замечал в этой связи Троцкий. - Но вы ведь не станете кричать: "Я революционер", работая в профсоюзе с реакционным руководством... Нелегальная работа позволит вам оставаться в гуще рабочих масс"[3].

По совету Троцкого группы левой оппозиции в ряде стран изменили свою тактику, осуществив т. н. "французский поворот" - по примеру французских троцкистов, вступивших в 1934 году в качестве фракции во Французскую социалистическую партию, чтобы оказывать влияние на её левое крыло.

Большинство западных исследователей и их российских эпигонов типа Волкогонова утверждали, что троцкистское движение в 30-е годы было крайне малочисленным и состояло лишь из небольших сект в нескольких странах. Эти утверждения опровергаются материалами Коминтерна, агенты которого вели тщательное наблюдение за деятельностью троцкистов. В 1935 году аппарат Коминтерна подготовил справку, содержащую информационный материал о троцкистском движении. В этом документе, лишённом привычных политических ярлыков и дежурных антитроцкистских выпадов, излагались данные, характеризующие численность троцкистских сил в разных странах и их влияние на массы. Так, указывалось, что во Франции и Бельгии главным оплотом троцкистов являются организации социалистической молодёжи. В Испании троцкисты пользуются значительным влиянием в Социалистическом союзе молодёжи, насчитывающем около 50 тыс. человек, и влияют на левых социалистов, близких к Ларго Кабальеро. В Англии существуют несколько троцкистских групп, одна из которых действует в лейбористской партии, где оказывает серьёзное воздействие на молодёжь. В Голландии базой троцкизма является профсоюзная организация НАС, насчитывающая 12000 членов. На последних выборах в этой стране коммунисты получили 134 тыс. голосов, а троцкистская группа РСРП - 51 тысячу. В справке подчёркивалось, что "главная опасность троцкизма заключается... в том, что он будет оказывать идеологическое влияние на социал-демократов"[4].

В документах Коминтерна, посвящённых международной кампании против троцкизма (февраль-май 1937 года), с тревогой указывалось, что троцкисты проникают в левые социал-демократические организации, например в Независимую рабочую партию Англии, Социалистическую партию США, группу "Молодая гвардия" в Бельгии[5].

На заседании Секретариата ИККИ, состоявшемся 5 апреля 1937 года, отмечалось, что троцкисты "стараются перехватить сейчас левеющих социал-демократических рабочих" и что в Мексике "вся печать берёт под защиту Троцкого"[6].

В постановлении ИККИ "О компартии Югославии" (январь 1938 г.) говорилось, что югославские троцкисты действуют в профсоюзных организациях, например в профсоюзе крупнейшего угольного бассейна в Словении[7].

В докладе Коларова, зачитанном в марте 1938 года, называлась сотрудничающая с Троцким группа "архиво-марксистов" в Греции (от названия их журнала "Марксистский архив"). Эта группа, насчитывавшая 1200 человек, завоевала на свою сторону рабочих Пирея. В Турции сторонники Троцкого выпустили "гуманистическую библиотеку", включавшую 30 брошюр. Группы, имевшие контакты с Троцким, существовали также в Болгарии и Румынии[8].

В Азии, охваченной революционным брожением, наиболее значительные троцкистские группы были в Китае, Цейлоне и Вьетнаме. Троцкий уделял большое внимание национально-освободительному движению в этих и некоторых других азиатских странах и вёл переписку с группами тамошних своих сторонников.

Ещё в конце 20-х годов к троцкистской оппозиции в СССР присоединилось большинство студентов из Китая, обучавшихся в Московском университете имени Сунь Ят сена. 200 человек из них было сослано в Сибирь. Однако в 1929 году часть китайских студентов сумела возвратиться на родину, где развернула активную политическую деятельность. В 1931 году произошло объединение троцкистских групп. В ряды левой оппозиции по предложению Троцкого был принят основатель китайской компартии Чен Ду сю, признавший свои ошибки 1925-1927 годов, когда он возглавлял КПК и проводил там сталинистскую линию. Впоследствии Чен Ду сю, арестованный чанкайшистской полицией и проведший полгода в гоминдановской тюрьме, был выслан в отдалённую деревню. В 1943 году он был снова брошен гоминдановской полицией в тюрьму, где был убит.

В настоящее время трудно определить, в каких случаях обвинения лидерами КПК друг друга в приверженности троцкистским взглядам соответствовали действительности, а в каких случаях они являлись продуктом беспринципной фракционной борьбы в Политбюро ЦК КПК. Так, в 1931 году член Политбюро ЦК КПК Ли Ли сян был обвинён в левацком уклоне. После этого он направил руководству ИККИ покаянное письмо, в котором бичевал не только свои "ошибки", но и "троцкистские" и "чендусистские" уклоны, которыми, по его мнению, страдали другие члены Политбюро. Ли Ли сян, в частности, утверждал, что "Цюй Цю бо (член Политбюро с 1927 года, казнённый гоминдановцами в 1935 году - В. Р.) попал под влияние "полутроцкистских взглядов тов. Ломинадзе (одного из руководителей Коммунистического Интернационала молодёжи - В. Р.)", а Чжоу Энь лай "поддался влиянию Цюй Цю бо"[9].

Созданные троцкистами партизанские отряды преследовались одновременно Гоминданом и маоистами, их руководители были убиты или брошены в концлагеря.

В 1938 году в китайском коммунистическом журнале "Фронт молодёжи" появилась статья об одном из деятелей КПК Чжан My тао, который вместе со своими сторонниками выступал за самостоятельность компартии и отказ от её сотрудничества с Чан Кай ши. Под руководством Чжан My тао была создана "армия самообороны". Сообщая, что Чжан My тао передан под надзор полиции, статья призывала "развить наблюдение над судебным процессом над Чжаном" и добиться на нём "удовлетворяющего нас результата", поскольку "бандит Чжан My тао заслуживает смерти"[10].

Во Вьетнаме зачинателями троцкистского движения были студенты, обучавшиеся во Франции. Будучи высланы на родину, они образовали там совместно с выходцами из компартии Индокитайскую левую оппозицию. С 1933 года проводилась тактика левого блока между троцкистами и сталинистами, которая была прекращена последними в 1937 году по приказу из Москвы. Тогда троцкисты создали свою группу "Ля лютт" и стали издавать газету с таким же названием[11].

В советском труде по истории коммунистического движения в Азии признавалось, что в 30-е годы "серьёзная опасность возникла также и со стороны троцкистских группировок, которые имели большое влияние, особенно в Южном Вьетнаме... Выступления троцкистов против участия вьетнамской буржуазии в оргкомитете по подготовке конгресса (народов Индокитая), привели к тому, что представители национальной буржуазии вышли из Оргкомитета"[12].

На выборах 1939 года в Колониальный совет Южного Вьетнама троцкисты нанесли поражение Демократическому фронту, контролируемому компартией Индокитая. Впоследствии в работах вьетнамских официальных историков указывалось, что "мы слишком переоценили свои силы, пренебрегая разоблачением троцкистских маневров"[13].

В 1939 году Троцкий писал: "В ряде колониальных и полуколониальных стран секции IV Интернационала существуют уже и успешно развиваются. На первом месте среди них стоит наша секция во французском Индокитае, ведущая непримиримую борьбу против французского империализма и мистификаций "Народного фронта"... Благодаря своей смелой революционной политике сайгонские пролетарии, принадлежащие к IV Интернационалу, на выборах в Колониальный совет в апреле этого года одержали блестящую победу над блоком правительственной партии и сталинцев"[14].

Сильные позиции троцкисты занимали и в Цейлоне (Шри Ланка), где в 1935 году была основана социалистическая партия Ланки - ЛССП. В начале 1940 года она исключила из своих рядов сталинистов и подала заявление о приёме в IV Интернационал[15].

К концу 30-х годов наиболее многочисленная троцкистская партия существовала в США. Ещё в 1928 году один из руководителей компартии США Д. Кэннон, будучи делегатом VI конгресса Коминтерна, получил там экземпляр работы Троцкого "Критика программы Коминтерна" и по возвращении в США стал распространять её среди товарищей по партии. В конце 1928 - начале 1929 года Кэннон и несколько десятков его единомышленников были исключены из компартии США за открытую поддержку взглядов Троцкого. Они основали Коммунистическую Лигу Америки, влияние которой возросло в начале 30-х годов, когда в Соединённых Штатах наметился подъём масс на борьбу с безработицей и бедностью, резко возросшей в период великой депрессии. Члены Лиги в 1934 году возглавили крупную стачку транспортных рабочих в городе Миннеаполисе. С 1934 по 1936 год троцкисты сыграли известную роль в организации массовых забастовок ради того, чтобы правительство и предприниматели признали конгресс промышленных организаций - новый профсоюз, который противостоял реформистскому объединению профсоюзов АФТ (Американская федерация труда).

Осенью 1934 года Коммунистическая Лига объединилась с равной ей по численности Американской рабочей партией в единую Партию трудящихся. В 1936 году эта партия приняла решение о самороспуске и вступлении в Социалистическую партию Америки. В этой партии троцкисты пробыли около полутора лет. Они приняли активное участие в организации комиссии Дьюи по контррасследованию московских процессов. Ими была налажена постоянная связь с Троцким. Большинство секретарей и охранников Троцкого в Мексике прибыли из США.

В октябре 1937 года руководство Соцпартии, в котором преобладали представители правого крыла, исключило троцкистов из её рядов. После этого троцкисты учредили Социалистическую рабочую партию, во главе которой встали Д. Кэннон, М. Шахтман и Д. Бернхем. СРП организовала свои фракции в важнейших отраслевых профсоюзах.

В справке о деятельности троцкистов в США, подготовленной в 1938 году аппаратом Коминтерна, указывалось, что в этой стране насчитывается 500-600 троцкистов[16*], которые ведут активную работу среди интеллигенции, студентов, лиц свободных профессий, пользуются влиянием в профсоюзе моряков на Тихоокеанском побережье и в особенности в штате Миннесота, где руководят сильным профсоюзом шахтёров[17].

Весной 1936 года американские троцкисты распустили свою молодёжную организацию и вступили в Социалистический союз молодёжи. Один из лидеров троцкистского молодёжного движения Эрбер стал национальным председателем ССМ. Союз послал троцкиста в качестве своего делегата на международный конгресс молодёжи в Женеве. В сентябре 1937 года на съезде ССМ было исключено 52 (из 149) делегата, придерживавшихся троцкистских взглядов. Тогда троцкисты образовали свой Социалистический союз молодёжи, но многие из них остались в прежней организации для воздействия на её левое крыло[18].

Троцкистская группа в Австралии возникла в 1933 году. Её руководителем стал профессор философии Сиднейского университета Андерсон. В 1935 году к троцкистам примкнул бывший секретарь ЦК КП Австралии Кавано. В 1936-1937 годах австралийские троцкисты издавали еженедельник "Милитант", сотрудничали в лейбористских изданиях "Labour Daily" и "Labour Call", выступали по радио с разоблачением московских процессов, указывая, что "вся старая ленинская гвардия расстреляна". Автор информационного материала о троцкизме в Австралии Артур Лондон (будущий подсудимый на процессе Сланского в Чехословакии) подчёркивал, что "австралийская компартия недооценила опасность троцкистских элементов"[19].

В Канаде в 1939 году троцкисты образовали секцию IV Интернационала под названием "Социалистическая рабочая лига"[20].

В Латинской Америке троцкисты активно участвовали в деятельности социалистических партий. В Аргентине они вступили в социалистическую партию, в Бразилии - в национально-освободительный альянс, на Кубе - в революционно-демократическую партию и в Кубинскую революционную партию. Особенно сильными были позиции троцкистов в Чили, где они вошли в социалистическую партию и Народный фронт, провели своего депутата в парламент. Отмечая, что "в Чили троцкисты имеют деятелей, популярных среди масс", авторы "Материала о троцкизме в странах Латинской Америки", с осуждением указывали, что "наша партия не ведёт энергичной борьбы против троцкистов, а работает с ними как с заблуждающимися союзниками"[21].

В Боливии возникла секция IV Интернационала - "Революционная рабочая партия" во главе с писателем Тристаном Марофом. В 5 томе Большой советской энциклопедии, вышедшем в 1950 году, не упоминалось об участии Марофа в троцкистском движении, но указывалось, что он в своих произведениях "показал борьбу боливийских революционеров с кровавой диктатурой"[22]. В "Краткой литературной энциклопедии", издававшейся в 60-е годы, говорилось, что Мароф "входил в организацию троцкистского толка", но вместе с тем отмечалось, что он в своих романах "разоблачал фальшивый демократизм буржуазного общества" и писал "острые социальные памфлеты"[23].

Впоследствии боливийские троцкисты приняли активное участие в национально-освободительной революции 1952 года, спустя два года подавленной американским империализмом.

В Южной Африке троцкисты основали Рабочую партию, которая входила в IV Интернационал. Они издавали ежемесячный журнал "Пламя", печатавшийся на английском и "туземном" языках, участвовали в массовых общественных организациях, выступали в периодической печати со статьями о банкротстве сталинизма и фальсифицированных московских процессах[24]. Многие южноафриканские троцкисты в 30-х годах переехали в США, Англию, Китай и Индию, где стали активными участниками тамошнего троцкистского движения[25].

На Учредительном конгрессе IV Интернационала присутствовали представители из 11 стран, в том числе Франции, Бельгии, Голландии, Англии, Швейцарии, Германии, Италии, США. Согласно данным руководства IV Интернационала, численность троцкистских партий в этих странах составляла 5485 человек[26]. Кроме этого, существовали и другие троцкистские партии и группы, не представленные на конгрессе, которые действовали в то время более чем в 20 странах, расположенных на всех пяти континентах.

Эти успехи троцкистского движения были достигнуты в условиях, когда множество советских и зарубежных коммунистов, испытывавших симпатии к троцкизму, были уничтожены в СССР и Испании, а коминтерновская пресса, щедро финансируемая из СССР, непрерывно нагнетала клеветническую кампанию против троцкистов. Официальные компартии всех стран утверждали, что любой человек, вставший на позиции троцкизма, тем самым автоматически становится готовым предать свой народ и вступить в сговор с фашистами. "Теперь назвать человека "троцкистом", - писал Д. Оруэлл, -значит назвать его убийцей, провокатором и т. д. С другой стороны, на каждого, кто критикует политику коммунистов слева, может быть наклеен ярлык "троцкиста"[27].

В 1937-1938 годах руководство Коминтерна неоднократно принимало решения о проведении идеологических кампаний против "троцкизма", "рассчитанных на широкие народные массы". В этих документах с сожалением констатировалось, что "рабочее движение в капиталистических странах не располагает против троцкистских шпионов и провокаторов теми средствами обороны, которые имеются в руках пролетарского государства". Секциям Коминтерна в капиталистических странах предъявлялось требование убеждать массы в "уголовно-преступном" характере троцкизма и в этих целях изображать Троцкого и троцкистов поджигателями войны, а также подробно рассказывать об организуемых троцкистами в СССР железнодорожных катастрофах, авариях и числе погибших в них людей. В этих целях использовались "выступления в крупнейших столицах Европы товарищей, присутствовавших на процессах"[28]. Помимо этого, материалы о московских процессах, предназначенные для распространения в зарубежных странах, издавались в СССР на многих языках. Одним из главных организаторов всей этой бесстыдной кампании был будущий секретарь ЦК КПСС Пономарев.

Сталинисты сумели изолировать движение IV Интернационала от массового рабочего движения. Это было достигнуто с помощью мощной пропагандистской машины, изображавшей сталинизм наследником Октябрьской революции и большевизма, а троцкизм - "авангардом контрреволюционной буржуазии" и союзником фашизма. Разнузданная травля троцкизма явилась одной из главных причин того, что значительная часть людей и групп, принимавших с 1929 года активное участие в деятельности международной левой оппозиции, порвала к 1938 году с движением IV Интернационала.

Серьёзной слабостью троцкистского движения было отсутствие в его руководстве крупных политических деятелей, за исключением Д. Кэннона. В силу своей изолированности (сначала в Норвегии, а потом в Мексике) Троцкий не сумел привлечь на свою сторону деятелей из руководства II и III Интернационалов, равно как и лидеров международного профсоюзного движения. Сильный удар по троцкистскому движению был нанесён его разрывом в 1936 году с левосоциалистическими партиями, группировавшимися вокруг Лондонского бюро.

Подавляющее большинство активистов IV Интернационала вышло из рядов социал-демократии, а не Коминтерна. Во второй половине 30-х годов Коминтерн потерял много сторонников, разочаровавшихся в сталинизме, но большинство из них отошло от политики вообще, а некоторые перешли в лагерь буржуазии и даже фашизма (например бывшие члены Политбюро ЦК ФКП Дорио, Жийон и Барбе).

Троцкий лучше, чем кто-либо из его противников, представлял преграды и трудности, стоявшие на пути IV Интернационала. Он сознавал, что является единственным человеком, который воплощает преемственность революционной традиции, способность передать следующим поколениям драгоценный опыт большевизма. Но свои уникальные качества революционного вождя он не мог реализовать в полной мере из-за оторванности от основных центров рабочего движения.

Другой серьёзной трудностью, с которой приходилось повседневно сталкиваться Троцкому и троцкистам, была крайняя ограниченность материальных средств. "Сегодня нелегко понять тридцатые годы тем, кто не пережил их, - писал в своих воспоминаниях бывший секретарь Троцкого Жан ван Хейженоорт. - Сталинистская клевета и преследования были тогда обычным делом. Денег не хватало до такой степени, какую сегодня трудно представить: из-за нехватки денег мы часто не могли выполнить самые простейшие задачи"[29].

Сам Троцкий получал всё меньше денег за свои работы. В марте 1939 года издатели "Бюллетеня" сообщили ему, что парижский издатель согласился выпустить всего 600 экземпляров его книги о Сталине. В том же письме они ставили вопрос о переносе издания "Бюллетеня" в Америку, мотивируя это создавшимся положением во Франции: "реакция здесь усиливается, и нам представляется мало вероятным, чтобы впредь на страницах "Бюллетеня" (если он будет продолжать выходить в Париже) можно было бы свободно высказываться о положении во Франции и Западной Европе вообще"[30].

Можно предполагать, что в этом письме были намеренно сгущены краски - под влиянием Зборовского (см. гл. XLVII), которому ГПУ поручило добиться прекращения издания "Бюллетеня" в Париже. О влиянии, которое этот орган продолжал оказывать на общественное мнение, свидетельствует, в частности, письмо в редакцию "Бюллетеня" от Н. Дьяконова, находившегося в лагере для интернированных участников гражданской войны в Испании. "Прошу, если возможно, выслать ваш Бюллетень, - писал Дьяконов 20 июня 1939 года. - Здесь в лагере есть до 200 человек, владеющих русским языком (болгары, сербы, немцы, итальянцы, латыши и проч., приехавшие из СССР, но до сих пор сидящие здесь и почему-то не имеющие пока разрешения вернуться в СССР). Кроме того, до 130 русских эмигрантов, ещё в Испании подавших просьбу о возвращении, ибо им ещё во Франции (Союз Возвращения) было сказано, что путь в СССР лежит через Испанию... Если есть (Бюллетени) хотя бы за старые годы, то всё равно присылайте. Здесь в лагере произошёл раскол между сталинцами и троцкистами. Лагерь раскололся на две группы"[31].


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Троцкий Л. Д. Документы и письма. М.,1994. С. 102-103.<<

[2] Архив Троцкого. № 7432.<<

[3] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 20, д. 837, л. 15, 17.<<

[4] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 20, д. 753, л. 96-101.<<

[5] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 20, д. 750, л. 25-32.<<

[6] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 18, д. 1192, л. 18-24.<<

[7] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 20, д. 648, л. 24.<<

[8] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 282, д. 70, л. 82, 83, 86, 91-92, 94-95.<<

[9] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 18, д. 1305, л. 257-262, 265, 266.<<

[10] РЦХИДНИ. Ф. 532, оп. 4, д. 280, л. 157-165.<<

[11] Пирани С. Троцкий и революции в Китае и Вьетнаме. В сб.: Идейное наследие Л. Д. Троцкого и современность. М., 1996. С. 165; РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 14, д. 404, л. 27, 28.<<

[12] Коминтерн и Восток. Борьба за ленинскую стратегию и тактику в национально-освободительном движении. М., 1969. С. 441-442.<<

[13] Там же. С. 443.<<

[14] Бюллетень оппозиции. 1939. № 79-80. С. 25.<<

[15] Норт Д. Перманентная революция и национальный вопрос сегодня. - Бюллетень IV Интернационала. Сауфилд (США). 1993. № 7. С. 162-163.<<

[16*] Эта цифра явно занижена. Дойчер указывает, что во время Учредительного конгресса IV Интернационала его американская секция насчитывала 2500 человек (Дойчер И. Троцкий в изгнании. С. 454).<<

[17] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 20, д. 536, л. 9-10.<<

[18] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 14, д. 121, л. 7-12.<<

[19] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 14, д. 303, л. 51-53, 91-92.<<

[20] РЦХИДНИ. Ф. 495. оп. 14. д. 130. л. 7-9.<<

[21] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 20, д. 830, л. 49, 54, 57, 58, 62-63, 65, 67.<<

[22] Большая Советская энциклопедия. 2 изд. Т. 5. М., 1950. С. 497.<<

[23] Краткая литературная энциклопедия. Т. 4. М., 1968. С. 651-652.<<

[24] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 14, д. 354, л. 1-4.<<

[25] Revolutionary History. London, 1993. Vol. 4. № 4. P. 23, 26.<<

[26] Чейз У. Троцкий в Мексике. - Отечественная история. 1995. № 4. С. 98.<<

[27] Оруэлл Д. Памяти Каталонии. Paris, 1948. С. 215.<<

[28] РЦХИДНИ. Ф. 495, оп. 20, д. 750, л. 3-4, 25-32, 61-64; д. 751, л. 236-239.<<

[29] Jean van Heijenoort. With Trotsky in Exile. From Prinkipo to Coyocan. London, 1978. P. 130.<<

[30] Архив Троцкого. № 891.<<

[31] Там же. № 896. Письмо было напечатано в "Бюллетене оппозиции". 1939. № 79-80. С. 32.<<


Глава XLV